Берут ли в армию наркозависимых

Наркотики в ВСУ: на чем «сидят» солдаты и как им помочь (Апостроф, Украина)

Берут ли в армию наркозависимых

Проблема любителей алкогольного допинга в украинской армии, или как их еще называют на фронтовом жаргоне — «аватаров» (потому что такие же «синие», как герои одноименного фильма Джеймса Кэмерона), уже неоднократно озвучивалась в СМИ.

Чиновники Минобороны в высоких кабинетах, призывали командиров на местах бороться с этим «порочащим ВСУ явлением», одновременно понимая, что без фронтовых ста грамм на войне никуда. А вот о бойцах ВСУ, принимающих более тяжелые формы допинга — наркотики и психостимуляторы, говорить как бы не принято.

Вместе с тем такая проблема вполне реальна: запрещенные препараты присутствуют в армейском быту ВСУ. Почему военные принимают наркотики даже на боевых позициях, как им помочь и каковы масштабы проблемы, разбирался «Апостроф».

Масштаб проблемы

Стоит отметить, что точной информации, сколько именно бойцов ВСУ принимают те или иные виды запрещенных препаратов, просто нет.

Например, военная прокуратура такую статистику не ведет.

«Мы не получаем и не обрабатываем такую информацию. Функции общего надзора у нас нет по закону уже три года подряд», — признается «Апострофу» главный военный прокурор Украины Анатолий Матиос.

Цифрами могли бы располагать в медицинском департаменте Минобороны или в военной службе правопорядка, но как заверил «Апостроф» источник в одной из десантно-штурмовых бригад ВСУ, любые подсчеты будут неточными.

«В армии никто в этом никогда не признается. Никто не придет к командиру или специалисту в части и не скажет, что он наркоман. Это клеймо на карьере», — поясняет источник.

Тем не менее наркотики на позициях присутствуют. Это подтверждают все эксперты, опрошенные «Апострофом».

«Такое иногда встречалось, когда я служил. Ну чтобы кто-то кололся, я не видел, но то, что травку курили, такое было», — говорит «Апострофу» демобилизованный боец ВСУ Сергей Мамзин.

«Но проблема употребления наркотиков не только в армии. Существует проблема употребления наркотиков вообще, — добавляет “Апострофу” ветеран АТО, военный психолог Андрей Козинчук.

 — Если сравнивать, например, армию, зону боевых действий и те же школы, то в школах употребляют больше. Поэтому это вопрос не армии, а общества в целом.

Тем не менее проблема есть и в армии, но не могу сказать, что она массовая».

Что принимают

Какие именно запрещенные вещества позволяют себе военные? Здесь речь не идет о так называемых тяжелых инъекционных наркотиках, например, героине.

«Но анашу и амфетамины употребляют повсеместно на боевых позициях, — говорит собеседник “Апострофа” в десантно-штурмовой бригаде. — Вообще на всех войнах всегда принимались стимуляторы.

Принимают наркотики многие ребята, которые в мирной жизни не являются наркоманами, никогда ничего не пробовали, но на позициях, чтобы взбодриться, есть случаи, когда нюхают амфетамин. Обостряются чувства, не хочется спать. Много и травы.

Правда, за четыре года на фронте я не встречал ни одного инъекционного наркомана».

Кроме того, некоторые военные злоупотребляют обезболивающими препаратами, к которым пристрастились в госпиталях.

«Это уже зависимость от медикаментозного лечения, которое было назначено после травмы или ранения. Речь идет о сильнодействующих обезболивающих, снотворном, разного рода опиатах», — поясняет «Апострофу» военный психолог Светлана Литвинчук.

Где достают

В то же время с тем, чтобы достать на фронте, например, амфетамин или анашу, особых проблем нет.

«Достать наркотики там не сложнее, чем на гражданке, — говорит Козинчук. — Вариантов может быть несколько: либо военнослужащие берут наркотики на фронт с собой. Либо “друзья” привозят.

Плюс не стоит забывать о специфике региона: на Донбассе с наркотиками никогда не было никаких проблем.

Например, я видел, когда на полигон, который находится за 16 километров от ближайшего населенного пункта, привозили водку и все, что нужно, чтобы “расслабиться”, поэтому с тем, чтобы достать наркотики, проблем нет».

Кстати, бывают случаи, когда «друзьями»-наркоторговцами оказываются и сами командиры. Так, в августе 2016 года Анатолий Матиос рапортовал о задержании замначальника погранзаставы «Волноваха» во время сбыта очередной партии амфетамина военнослужащим.

Но если возможности пойти в отпуск нет, а «друзья» не помогают, можно попросить знакомых с гражданки прислать запрещенные вещества через «Новую почту». Военные рассказывают, что эта схема часто практикуется бойцами ВСУ.

В то же время сильнодействующие обезболивающие можно купить в обычных аптеках.

Зачем принимают

Наконец, самый главный вопрос: почему военные решают принимать наркотики? Эксперты уверяют, что причины в основном психологического характера.

ИноСМИ15.06.2018Гордон30.05.2018Обозреватель27.09.2017Depo.ua17.07.2018«Я не видел ни одного случая, когда бы люди начали употреблять наркотики именно в Вооруженных силах.

У них была пагубная привычка, приобретенная на гражданке.

Связана она, кстати, с теми же самыми проблемами, которые встречают и школьники: дезадаптацией, непониманием, разочарованием, отсутствием поддержки», — поясняет Козинчук.

Вторая категория зависимых бойцов — это люди, которые стали принимать наркотики после острой стрессовой ситуации, желая убежать от реальности. «Рядом оказался товарищ, который предложил съесть таблетку, например, кетанов, мол, поможет уснуть. А потом кетанов уже не берет и нужно что-то серьезней», — отмечает Литвинчук.

Условная третья категория — люди, ставшие зависимыми от медикаментозного лечения.

Четвертая группа зависимых — те, которые принимают наркотики из практических соображений.

«Людей на позициях мало. Бывает дежурство 4 через 4. Не успеваешь ни выспаться, ни свои дела сделать, поэтому на позициях эти вещи воспринимаются как допинг. Правда, не припомню случаев, чтобы под травой или амфетаминами человек что-то начудил, в отличие от алкоголя», — добавляет источник «Апострофа».

Собеседник издания отмечает, что в основном на наркотическом допинге сидит рядовой состав ВСУ, который не выходит с нарядов и дежурств. Офицерский состав и командиры предпочитают в качестве разрядки принимать спиртные напитки.

Что делать

опасность, которая исходит на фронте от наркозависимых бойцов, — непредсказуемое поведение.

«Военный человек, который принимает наркотики, в отличие от гражданского, причиняет вред и боль не только себе и своей семье, но и создает опасность для подразделения, ведь он может быть неадекватен. Даже после употребления травы меняется сознание, реакции уже не те, невозможно выполнять свою работу так же качественно, как выполняет ее трезвый человек», — уверяет Андрей Козинчук.

«Если человек пьяный, то это сразу видно: у него и оружие забирают, и с наряда снимают, а наркотическое опьянение можно сразу и не распознать, если не иметь базовых знаний. Если человек под действием наркотиков находится при исполнении боевых задач, а тем более с оружием, он может неадекватно отреагировать и травмировать не только себя, но и окружающих», — говорит Светлана Литвинчук.

Бороться с наркозависимостью в армии эксперты советуют в несколько этапов. Так, если речь идет о людях, которые привезли привычку с гражданки, для помощи такому бойцу «близкие, командиры или те, кто стал свидетелем приема наркотиков, должны выйти на контакт с медицинской службой», уверяет Литвинчук.

Если речь идет о людях, которые стали принимать наркотики ситуативно, после пережитых острых стрессовых ситуаций, потребуется помощь военного психолога.

«У военных очень часто эмоциональная броня: я сильный, я сам со всем справлюсь. А потом начинаются ночные кошмары, воспоминания. По сути наркотическая зависимость — это желание уйти от реальности.

Тут важно поговорить с кем-то из сослуживцев, кто пережил подобную ситуацию. Это может помочь. Важно проговаривать все, что волнует. Если человек проговорил, он может отпустить ситуацию, а если смолчал, она нанесет ему вред.

По этой же причине начинают и пить», — отмечает Литвинчук.

Правда, сами наркозависимые военные практически не обращаются на фронте за помощью к специалистам.

«Солдаты обращаются к специалистам только с проблемами ломки после конопли и амфетаминов. Для таких случаев, если человек нормальный и ему действительно нужно помочь, всегда есть гидазепам, который снимает симптомы», — добавляет источник «Апострофа».

А если боец оказался в зависимости от медикаментов, то нужно устранить первопричину, то есть последствия травм. «Установить, что беспокоит, почему, уделить этому время, обратиться к врачу, потому как важно заменять обезболивающие, есть много современных нестероидных противовоспалительных препаратов, которые не вызывают зависимости, но убирают первопричину», — поясняет Светлана Литвинчук.

Впрочем, в условиях боевых действий, постоянного напряжения, физического и эмоционального истощения успешно преодолеть зависимость практически невозможно.

«Эффективно бороться можно только в клинических условиях, если человек сам осознает проблему и захочет ее преодолеть, — подчеркивает источник в десантно-штурмовой бригаде.

 — Знаю ребят, которые демобилизуются, вливаются в жизнь семьи, устраиваются на работу и к тому же амфетамину не возвращаются. Но поймите, что на войне не бросают курить и пить.

Если человек пришел на войну трезвенником, то он, конечно, может им остаться, таких людей я видел, но очень малое количество военных не употребляет вообще ничего. Психостимуляторы разного рода в любом случае присутствуют».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

Источник: https://inosmi.ru/military/20180903/243157755.html

Наркоманов в армию не берут

Берут ли в армию наркозависимых
27-11-2008, 22:31

9 297

0

ДОСЬЕРодился в 1952 году в Иркутской области. Закончил медицинское училище в Тайшете. Служил в армии. После окончания Иркутского медицинского института работал участковым врачом.В 1983 году был призван во внутренние войска. Служил врачом-терапевтом в медлазарете в Ангарске. Потом начальником терапевтического отделения в дивизионном госпитале. Подполковник. После ухода в запас в апреле 2007 года возглавил медицинскую комиссию Ангарского городского военного комиссариата.Женат. У сына свое дело. Дочь – следователь УВД по АМО. На увлечения времени нет. Редко-редко вырывается на рыбалку. Раньше любил смотреть детективы. Но в последнее время ограничивается лишь новостями. Или непроблемными фильмами. Для релаксации.

– Призыв заканчивается. Когда последняя отправка? И будут ли ангарские новобранцы служить дома?

– Последняя отправка 21 декабря. На данный момент осталось 6 отправок. Всего за призыв осень-2008 в войска будет направлено порядка трехсот человек. Разнарядки в части ангарского гарнизона нет. Но есть категория призывников, которые по закону должны служить не далее 200 километров от дома. Это те, кому отменили отсрочку по инвалидности или у кого есть один ребенок. Правда, близость эта довольно условна. Улан-Удэ, Братск. Раньше отправляли в Залари, теперь нет.

– Вы лично сопровождаете команды на сборный пункт в Шелехов. Там призывников осматривает своя медкомиссия. У вас возникают с ней разногласия?

– Их просто не может не быть. Например, когда призывник у нас молчал, а в Шелехове заявляет: у меня сотрясение головного мозга. Его обязаны направить на обследование по месту жительства, ведь если сотрясение действительно имеет место, у молодого человека могут быть серьезные последствия для здоровья. В больницах на эти обследования уже очереди стоят. Почему молчал раньше? Знаете, тут присутствует бравада. Перед друзьями, перед девушкой парень храбрится, что не боится службы. Но вот привезли его в Шелехов. Друзья-подруги далеко, зато начинают водить строем, командовать. Бравада на плацу быстро выветривается, и призывники ищут лазейки – если не вообще освобождения от призыва, так хотя бы получения отсрочки.

– Есть ли случаи сознательного членовредительства?

– Я работаю председателем медицинской комиссии с апреля 2007 года, но о таких случаях не слышал. Недавно из Шелехова привезли ангарского призывника с повреждением локтевого сустава. Стали разбираться и установили, что он просто поскользнулся на гололеде. Вылечим, поедет служить. Но если найдутся такие желающие, надо помнить, что за уклонение от воинской службы путем членовредительства статьи в Уголовном кодексе не отменяли. Вообще считаю, что сознательно гробить себе здоровье, чтобы в армию не ходить, будет лишь тот, кто с головой не дружит. Неизвестно, как через 5-10 лет ему это вылезет.

– К слову о тех, кто с головой не дружит. Много призывников с психическими отклонениями и по каким заболеваниям идет рост?

– На 11 ноября 41 человека признали негодными по этой причине. Психические отклонения стоят на первом месте среди других заболеваний, по которым служба противопоказана. Шизофреники, умственно отсталые, наркоманы… Есть рост по заболеваниям внутренних органов, гипертонической болезни, бронхиальной астме. Точные цифры я смогу назвать по итогам призыва.

– Наркоманов, алкоголиков, лиц с нетрадиционной ориентацией в армию берут?

– Алкоголиков не видел. Наркоманов освидетельствовали четверых, но их на службу не берут. Даже если просятся. Они думают, что вырвутся из прежней среды и переломаются. Но бывших наркоманов не бывает, у них бывает длительная ремиссия, и 12 месяцев службы слишком маленький срок для перековки. А если его еще начнет ломать, а в руках оружие окажется?! С нетрадиционными я столкнулся в этом году. В армии им делать нечего! Только проблемы создавать будут. Тот, кто объявил себя таким… «неформалом», отправляется на стационарное обследование в психиатрическую больницу. Там, скорее всего, будет поставлен диагноз: расстройство личности. То есть психически не годен.

– Много желающих поступить в военно-учебные заведения?

– Желающих достаточно, но большой отсев. Стал жестче медицинский отбор. Скажем, в армии человек может с некоторыми ограничениями служить, но офицером он не станет.

– Родители призывников вам взятки не предлагали?

– Мне очень сложно предложить взятку. Не на тех ценностях вырос и не так воспитан. Еще со времен службы в госпитале я всегда говорил: ни вмешательство родителей, ни их деньги ни к чему не приведут. Если человек не годен, он служить не будет. И сейчас на нашу работу есть несколько жалоб, обращений в суд. Но я никогда не скрываю, по какому механизму следует оспаривать наше решение. Мы врачи-эксперты. Когда мы принимаем решение, по которому человек не годен или ограниченно годен, мы отправляем этого человека в больницу по месту жительства для обследования. С актом обследования он приходит к нам, и на основании диагноза в акте мы, ничего не занижая и не завышая, выносим решение.Если есть ограничения годности, решение отправляется на утверждение в область. Если в области решение утвердят, отменить его уже не в нашей компетенции. Это сможет сделать только тот врач, который на областной комиссии его утвердил. Но и здесь у несогласных есть три пути добиться правды. Обратиться в суд, в областной военный комиссариат и сделать независимую экспертизу, основанную на базе иркутского диагностического центра и иркутской областной больницы. И не надо пытаться действовать через частные медицинские компании, деньги на это тратить. Всё гораздо проще. Буквально вчера мы свозили призывника в Иркутск на контрольное медосвидетельствование. Мы считали, что он годен с ограничениями. Областной эксперт ознакомился с пакетом документов и признал его к службе не годным.

Игорь КАРИН,
фото Николая СТЕРНИНА

Материал к публикации подготовил администратор сайта.

годен служить решение армии После службы Служил человек будет призывников Раньше человека госпитале областной войска обследования области деньги молчал берут

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Источник: https://angvremya.ru/sobesednik/8214-narkomanov-v-armiju-ne-berut.html

Берут ли в армию наркозависимых? Перечень заболеваний | Расписание болезней

Берут ли в армию наркозависимых
Номер статьи: 19 – Категория годности: Д

Наркотическая зависимость – патологический процесс в жизни, как человека, так и общества. По умолчанию считается, что наркоманов не берут в армию, однако, при углублении в данный вопрос, имеются некоторые условия, при соблюдении которых призывник с явной зависимостью не призывается в ряды военнослужащих.

Наркомания – хроническое рецидивирующее расстройство, характеризующееся привыканием к стимулятору с последующим принуждением к поиску средств и принятию новой дозы наркотика, потеря контроля над собственными желаниями, и появление депрессивного эмоционального состояния (например, дисфория, беспокойство, раздражительность, ломка), когда доступ к наркотику прекращается. При хроническом употреблении наркотиков возникает привыкание в задействованных центрах головного мозга, приводит к уменьшению получаемой эйфории, и увеличивает связанный с отменой дискомфорт. Возникает непреодолимая тяга к повторному употреблению наркотических средств, усиливается зависимость от их приёма. Психологически человек уходит в нереальный мир галлюцинаций, с целью отрешиться от окружающего мира, приобретает анти-социальное поведение и теряет имеющийся статус. Синдром отмены будет ярко выражен, если призывник скроет зависимость и попадёт в армию по призыву. Расписание болезней уточняет случаи, когда с наркотической зависимостью не возьмут в ряды военнообязанных.

Насколько ярко выражена наркозависимость у призывника? Ответ на этот вопрос и станет пояснением, возьмут ли служить в армию.

Статья 19 Расписания болезней регламентирует освидетельствование призывников с любой формой зависимостью и степенью произошедших психологических последствий.

Категория годности «Д» будет применена при синдроме зависимости с выраженными, стойкими психическими нарушениями – призывник не годен к военной службе, выдадут военный билет.

Если призывник пожалуется на зависимость от наркотических веществ, то обязательно направят пройти амбулаторное или стационарное освидетельствование. Наиболее тяжелые случаи привыкания – это означает, что имеется синдром отмены, явно выражены отклонения в психике и умственной деятельности.

И будут рассмотрены военно-врачебной комиссией как непризывные (статья 19 Расписания болезней пункт «а», категория годности «Д» – не годен к службе).

Прежде всего, обращают внимание на: изменение социального статуса или потерю социального статуса, при этом сужается круг контактов, отстранение от семьи и друзей, достижение определенных целей, видоизменяется привычный уклад жизни, происходит утрата смыслов и жизненных целей, склонность к девиантному поведению и стремлению к криминальной деятельности.

Приём наркотиков может длиться годами, и чем дальше, тем сильнее будет дезадаптация. В стационарных условиях будут проведены необходимые процедуры. При указанных выше проявлениях наркозависимости, она будет врачебно зафиксирована, и призывник в армию не попадёт.

В статье 19 Расписания болезней указаны и непризывные случаи приёма наркотических веществе. Единичный (попробовал один раз) или эпизодический (не постоянно, время от времени) приём психоактивных веществ не является причиной для освобождения призывника от армии. В данном случае под психоактивными веществами понимают любые наркотические и токсические вещества.

Получить категорию годности «В» и освобождение от армии по статье 19 Расписания болезней призывник может только в тех случаях, когда имеется медицинское подтверждение наркотической зависимости с умеренным (незначительным) изменением поведения, а также при злоупотреблении психоактивными веществами без отчетливого синдрома зависимости, но при этом сохраняется десоциализация и другие неблагоприятные последствия.

В мире 27 миллионов человек считаются наркозависимыми. Учитывая индивидуальные и социально-экономические потери, возникшие в результате наркотических пристрастий, эффективное лечение и реабилитация зависимых имеет высокое значение для человека и общества в целом.

Действуют службы и органы для предотвращения дискриминации и маргинализации людей, которые применяют ежедневно наркотики, и которые отчаянно нуждаются в поддержке. При развитии стойкой зависимости всегда есть возможность её побороть.

Призывнику с наркозависимостью и желанием излечиться можно помочь, мы советуем обратиться за профессиональной поддержкой в центры помощи и лечения, стремитесь наладить жизнь в благополучное русло.

Источник: https://prizyvanet.ru/perechen_zabolevaniy/illness.php?illnessID=137

Здоровье и армия: детали весеннего призыва раскрыл военврач – МК

Берут ли в армию наркозависимых

«Министерство обороны не заинтересовано, чтобы в армии служили больные ребята».

— Какие меняются показатели здоровья призывников? Ухудшаются или улучшаются?

— Вообще существуют пять категорий годности ребят к военной службе. Категория «А» означает, что призывник годен к военной службе. Это, по сути, как «пятерка» в школе. Она является высшим баллом, который подтверждает отменное здоровье призывников.

Категория «Б», наверное, самая распространенная среди призывников. Она означает, что молодой человек годен к военной службе с незначительными ограничениями. Категория «В» показывает, что молодой человек ограниченно годен к военной службе и в войска не призывается.

Категория «Г» присваивается тем призывникам, которые временно негодны к службе по причине болезни. Таким предоставляется отсрочка от призыва на срок от полугода до года. Это время дается, чтобы пройти дополнительно обследование или лечение.

И, наконец, категория «Д» — молодой человек негоден к военной службе.

Можно уверенно говорить о том, что показатели годности к военной службе по состоянию здоровья призывников за последнее время выросли. Если смотреть в цифрах, то сейчас 78–79% призывников соответствуют критериям военной службы. То есть годны или годны с незначительными ограничениями.

— Желающих «откосить» от армии много?

— Нет. Одна из основных причин того, что многие молодые люди даже не пытаются увиливать от призыва, — в том, что престиж Вооруженных сил повысился, радикально изменились условия военной службы, реализуются новые подходы к организации и качеству питания, обмундированию. Плюс прозрачность проведения всех мероприятий призыва.

— Часто ли наговаривают на свое здоровье, чтобы не пойти в армию?

— Существуют подобные случаи, но все заявления гражданина о его состоянии здоровья подлежат проверке. В наше время медицина носит доказательный характер.

А человек, который решил не служить в Вооруженных силах и идет на то, чтобы как-то оговорить себя, заявить ложные сведения и обмануть врачей-специалистов, конечно, будет всесторонне обследован. Вероятность ввести в заблуждение всю врачебную комиссию на этапе призыва крайне мала.

При любых жалобах призывника его обследуют, и этим занимается не Министерство обороны. Обследование проводят врачи медицинских организаций Минздрава России, тех организаций, где призывники проходят лечение и обследование в случаях, не связанных с вопросами призыва.

В последующем результаты этого обследования и лежат в основе заключения о категории годности — так и выясняется, годен к службе или нет.

— Назовите тройку самых распространенных заболеваний.

— На первом месте среди заболеваний, по которым граждане освобождаются от призыва, уже много лет у нас заболевания костно-мышечной системы — это плоскостопие, сколиоз, заболевания суставов.

На втором месте — заболевания системы кровообращения, различные нарушения сердечного ритма, пороки сердца, в меньшей степени — гипертоническая болезнь; на третьем месте — болезни желудочно-кишечного тракта, язвенная болезнь.

— Много ли обращений о пересмотре категории годности в целях пройти службу по призыву?

— В целом количество подобных обращений достаточно высоко — около 8–9 тысяч в год. Ребята просят пересмотреть вопрос с категорией годности, пройти повторное медицинское освидетельствование. Объясняют, что мечтают служить в армии, и у них рушатся дальнейшие планы на жизнь.

Важно понимать, что полномочий вольно трактовать те нормативные документы, которыми пользуются призывные комиссии при проведении медицинского освидетельствования, мы не имеем, и заявителям отказывают.

В сложных, спорных ситуациях мы думаем, как помочь людям. Там же, где по всем показателям видно, что молодому человеку служить нельзя, — мы отказываем.

Это касается и тех, кто хочет служить по призыву, и тех ребят, которые хотят поступать в военно-учебные заведения Минобороны.

— Разве есть разница в критериях оценки здоровья призывника или человека, который хочет поступить в военный вуз?

— Для поступающих в вузы Минобороны требования по здоровью значительно выше, чем у призывников. Бывает так, что для службы по призыву в Вооруженных силах парень годен, а для поступления в военно-учебное заведение — нет.

Это, конечно, рушит планы молодого человека, потому что он хорошо учится в школе, физически развит, но выявляются заболевания, которые препятствуют его поступлению в эти образовательные организации.

В итоге ребята и их родители пишут обращения в адрес министра обороны, в Минздрав, комитеты солдатских матерей… Затем эти обращения поручают нам для подробного изучения ситуации и оценки обоснованности отказа в поступлении по состоянию здоровья.

— Сталкивались ли вы с тем, что ребята пытаются скрыть заболевания, чтобы попасть в армию?

— Да, такие факты отмечаются. Некоторые призывники скрывают заболевания, они считают, что в течение года службы они у них не проявятся. Недавно был случай, когда в войска попал молодой человек с эпилепсией. Выяснилось, что он ошибочно полагал, что все так и останется тайной.

При условии сокрытия заболевания на этапе призыва определить наличие болезни врачам оказалось затруднительно. В итоге его призвали, а в войсках, после того как нагрузки на организм возросли, эпилептические приступы появились вновь, и он оказался в госпитале, где и выявили эпилепсию.

Он уволен с военной службы.

— Скрытые болезни в период службы обязательно проявятся?

— Да. Как правило, это происходит в первые месяцы службы. Ребята попадают в войска и в начальном периоде службы сталкиваются с непривычным укладом жизни, физическими нагрузками, строгим распорядком, то есть временно складывается некая стрессовая ситуация. На этом фоне скрытые заболевания обязательно проявляются.

В ряде случаев это заболевания, которые имеют скрытое течение. К примеру, врожденные особенности развития органов, например сердца. Парень считает себя здоровым, но с сердцем у него все же проблемы есть.

Однако диагностируются они только при условии целенаправленного применения специальной медицинской аппаратуры, а в случаях отсутствия жалоб, обращений за медицинской помощью до призыва или умышленного сокрытия существует хоть и минимальный, но риск пропуска таких заболеваний.

Понятно, что во всех этих случаях молодой человек попадает под увольнение из Вооруженных сил по состоянию здоровья.

— Как вы можете объяснить заявления ряда правозащитных организаций, которые утверждают, что в Вооруженные силы забирают всех без разбора, главное — выполнить план?

— Почему-то много внимания уделяется заявлениям, что в армию берут больных ребят без разбора. Поверьте, это не так. Министерство обороны в первую очередь не заинтересовано, чтобы в армии служили больные ребята.

И заблуждением является то, что призывные комиссии «загоняют» в армию всех подряд.

Необходимо понимать, что больной военнослужащий по сути уже не служит, а постоянно находится в госпиталях, не усваивает при этом программу подготовки как специалиста, и само его пребывание в воинском коллективе бессмысленно.

Конечно, как и в любой системе, существует риск ошибки. Для выявления таких фактов мы общаемся на регулярной основе с комитетами солдатских матерей. Там, конечно, иногда очень жестко и необоснованно начинают критиковать Министерство обороны, призывные комиссии. Однако когда просишь привести конкретные факты, чтобы сразу, в режиме онлайн их пресечь, то, как правило, конкретики не приводится.

Если говорить в цифрах, то на протяжении долгих лет попавших в армию с призывных пунктов, не замеченных врачами, больных ребят выявляются десятые доли процента — где-то до 0,14 процента от общего числа призывников. Цифры невысоки, но по каждому случаю ведется детальный анализ, проводится разбирательство. Начиная от нас и заканчивая той комиссией, где он призывался.

— Как часто призывные комиссии сталкиваются в ходе призывной кампании с молодыми ребятами, которые страдают наркоманией или алкоголизмом?

— К счастью, если брать статистику по итогам призывных кампаний, численность этого контингента снижается. Мы не испытываем очень оптимистичных прогнозов, потому что понимаем, что зачастую такие ребята не приходят на призывные комиссии. Но по официальной статистике их ежегодно становится меньше примерно на 5–7%.

Всю информацию о наркозависимых врачи получают из документов, предоставляемых медицинскими организациями, где больные состоят на учете. Среди молодежи, количество людей, которые стоят на учете у нарколога, сравнительно невелико.

— Предположим, тесты определили употребление наркотика. Какие действия предпринимает призывная комиссия?

— Если говорить про диагностику в рамках призыва, то в регионах, где проблема актуальна, в состав врачей-специалистов, оценивающих здоровье ребят, включается врач-нарколог, который параллельно с психиатрами отслеживает наличие признаков употребления наркотиков.

В этих регионах каждый призывник обязательно сдает анализ на наличие следов наркотиков в организме, и в случае выявления факта употребления молодой человек сразу уходит из призывной комиссии на обследование в наркодиспансер. Оттуда он возвращается либо здоровым, в случае однократного употребления, либо у него выявляются пагубные последствия, изменение личности, и он не призывается.

Если кратко резюмировать, то могу с уверенностью сказать, что попадание в войска наркоманов — крайне редкая ситуация. Если брать статистику по Центральному федеральному округу, то ни одного призывника, страдающего наркоманией или алкоголизмом, за последний год не попало в войска. В регионах тоже не помню, чтобы в отчетности отмечались массовые факты. Это единичные случаи.

— Со страдающими алкогольной зависимостью вы работаете по той же схеме?

— Тут вопрос сложный. Не каждый призывник, который попробовал алкоголь, является алкоголиком. Анализы здесь не помогут. У врачей-психиатров есть четкие критерии зависимости.

К примеру, при обследовании и наблюдении за обследуемым врач отмечает такие симптомы зависимости, как тремор, поисковое поведение, абстинентный синдром и тому подобное. Это целый перечень клинических методов. Чтобы поставить такой диагноз, нужно время.

Страдающие алкоголизмом, конечно, существуют и в столь молодом возрасте, но их уверенно выявляют. Опять же это не массовое явление, случаи проникновения в войска — единичные.

— В армии США и ряде других западных стран с недавних пор разрешили служить трансгендерам. Какие рекомендации на этот счет получают медики призывных комиссий?

— Могу сказать только одно: существующие экспертные подходы к гражданам, поступающим на комплектование войск, так радикально менять не планируется, и западный опыт перенимать нет никакой необходимости. Об этом даже никто не говорит. В нашей стране достаточно здоровых ребят, которые готовы служить.

Источник: https://www.mk.ru/social/2018/04/01/zdorove-i-armiya-detali-vesennego-prizyva-raskryl-voenvrach.html

Психотропы на службе. Украинскую армию назвали наркозависимой

Берут ли в армию наркозависимых

В украинской армии остро стоит вопрос употребления запрещенных препаратов, которые уже стали «частью армейского быта», написало украинское издание «Апостроф».

Некоторые употребляют «фронтовые 100 граммов», а вот бойцы ВСУ якобы подсаживаются на наркотики и психостимуляторы. Правда, информация о том, сколько именно солдат «сидят» на запрещенных препаратах, нет — военная прокуратура такую статистику не ведет.

Да и в армии могут просто не признаться, что в стенах казармы солдаты употребляют.

Демобилизованный боец ВСУ Сергей Мамзин рассказал «Апострофу», что во время его службы бывали случаи, когда сослуживцы курили травку. Чаще обычного употребляют анашу и амфетамины. Молодые парни, которые никогда не пробовали наркотики в гражданской жизни, в армии также приобщаются к этому занятию. Делают это, чтобы не хотелось спать, и используют как способ выйти из стрессовой ситуации.

https://www.youtube.com/watch?v=gxa_uFkmbJw

Издание пишет, что в украинской армии существует и другой вид зависимости — от медицинских препаратов. Бойцы, лежавшие в госпиталях, могли привыкнуть к сильнодействующим обезболивающим и потом злоупотреблять ими.

Достать амфетамин в армии якобы легко. Некоторые солдаты берут наркотики с собой на службу, другим привозят товарищи или отправляют по «Новой почте». Бывали случаи, когда наркоторговцами становились сами командиры.

Военный эксперт Андрей Маркин рассказал «360», что наркотики помогают во время боевых действий. Они снимают некоторую нагрузку и нервный стресс. В армии, как и везде, есть свои определенные каналы сбыта наркотиков и дилеры. Такие «точки» зачастую находятся неподалеку от частей. Когда бойцы не находятся под присмотром командира, они могут смело приобрести наркотики.

Как правило, наркотиками злоупотребляют бойцы ВСУ, которые часто выходят с нарядов и дежурств. Офицеры и командиры чаще употребляют спиртные напитки.

Доступное расслабление

опасность, которую представляет наркозависимый боец, связана с его непредсказуемым поведением. Дело в том, что алкогольное опьянение можно вычислить всегда, а вот эффект от наркотиков не настолько явный. Боец в наркотическом угаре представляет национальную опасность. У него не только замедляется реакция, но и возрастает риск ранить себя и окружающих.

Источник фото: РИА «Новости»/Николай Лазаренко

Около года назад главный военный прокурор Украины Анатолий Матиос заявил, что с 2014 года более 10 тысяч человек погибли «от небоевых потерь».

К таким относят не только болезни и несоблюдения правил безопасности, но и алкогольную и наркотическую зависимость. Например, 1 февраля в населенном пункте Попасная военнослужащий 10-й отдельной горно-штурмовой бригады Вооруженных сил Украины выстрелил в своего сослуживца.

Он находился в состоянии алкогольного и наркотического опьянения. Тогда пострадавший солдат скончался от полученных травм.

Военный психолог батальона МВД специального назначения «Киевщина» Андрей Козинчук не согласен с утверждением «Апострофа». Он рассказал «360», что проблемы с наркотиками в ВСУ нет.

По его словам, некоторые люди действительно употребляют наркотики в армии, но нельзя сказать, что это происходит массово. Если боец употребляет сильнодействующие препараты, он становится опасным для подразделения.

А этого не потерпит ни один командир.

По его словам, исключение — Донбасс. Именно там, по мнению психолога, существует самое большое количество наркоманов. «Проблема в том, что ты не можешь быть наркоманом в Вооруженных силах Украины. Либо сделаешь что-то тупое, либо тебя выгонят и посадят еще», — подытожил Козинчук.

Наркотики в зарубежных армиях

Источник фото: РИА «Новости»/Стрингер

В октябре 2017 года на британской атомной подлодке HMS Vigilant среди военнослужащих провели тест на наркотики. Результаты у девятерых подводников оказались положительными.

В крови моряков нашли следы кокаина. Помимо употребления запрещенных веществ, экипаж заподозрили в организации вечеринок с наркотиками. Одного из моряков и вовсе обвинили в половом акте с проституткой в бассейне.

Этот сразу прозвали «самым крупным секс-скандалом» в истории ВМС Великобритании. В результате разбирательств около 10% экипажа атомной подводной лодки уволили.

В армию США с конца 2017 года, наоборот, стали принимать бойцов, страдающих от психических отклонений, депрессий, алкоголизма и наркотической зависимости. Такие меры необходимы ради исполнения приказа об усилении борьбы с терроризмом. Для этого в ряды американских бойцов должны были набрать 80 тысяч рекрутов.

Источник: https://360tv.ru/news/tekst/psihotropy-na-sluzhbe/

Психолог-нарколог: У синтетических наркоманов первым исчезает рассудок

Берут ли в армию наркозависимых

Наркомания – опасное хроническое заболевание, бич современного общества. Каждый день в мире появляется новый, и, зачастую, ещё более опасный наркотик. Безусловно, каждому наркоману нужно лечение.

Помочь в этом могут опытные специалисты – психологи-наркологи.

Психолог кабинета профилактики наркологических расстройств Вячеслав Варушичев в интервью корреспонденту РИА VladNews рассказал, как наркомания может привести к инвалидности и какими бывают «немирные» методы профилактики наркомании.

– Вячеслав Леонидович, расскажите, что привело вас в наркологию?

– Обстоятельства сложились так, что в 2001 году нашему заведующему понадобился консультант. У меня к тому времени уже было высшее образование, определённый жизненный опыт.

В тот момент у меня был выбор – либо я мог пойти в моря, сопровождать грузы либо в наркологию консультантом. Но в морях пьют очень сильно, поэтому я решил поберечь своё здоровье и пойти работать в медицину.

Пусть и за меньшие деньги, зато спокойнее за здоровье.

– Каких наркоманов на сегодняшний день больше всего? Имеется в виду вещество, которое наркоманы употребляют чаще.

– На мой взгляд, да и вообще, если посмотреть по «клиентам» отделения, то это наркоманы, которые употребляют психоактивные синтетические вещества. Сюда относятся и спайсы, и кристаллы, и всевозможные курительные смеси. Например, первалерон.

УФСКН в какой-то момент даже не успевали следить за потоком веществ, которые делались на его основе: мексипервалерон, бетапервалерон и многие другие. Благо, на сегодняшний день уже существует закон, который позволяет быстро определить нелегальность того или иного вещества. Но, честно вам скажу, вся эта синтетика – гидра посерьёзнее героина.

При этом, если с героином всё более или менее ясно, то синтетические наркотики появляются чуть ли не каждый день новые. И таких веществ нужно не то, что опасаться – от них надо бежать со всех ног! Единственное употребление приводит к сильнейшей зависимости, от которой очень трудно избавиться.

Из опыта лечения знаю, что всего один грамм первалерона по своему воздействию равен двадцати граммам кокаина. Цифры в этом случае говорят сами за себя.

– А сколько сейчас в среднем употребляющих на тысячу человек?

– Очень сложно точно сказать. Дело в том, что к нам попадают далеко не все наркоманы, поэтому назвать точное количество практически невозможно. Единственное, что могу сказать, что наркоманов за последнее время стало больше.

Могу повторить слова Владимира Самовича – наркоманов больше, но выявлять стали мы меньше. Меньше, потому что они не обращаются в больницы, они не видят проблемы. Если наркоман сейчас попадает в больницу, то обычно он уже находится на самом краю обрыва, в терминальной стадии.

Он уже фактически инвалид. Например, однажды позвонила женщина, судя по голосу, уже пожилая, и попросила помочь её сыну. «Он лежит, ему так плохо, у него язвы на голове, а живот венами покрыт». Если живот покрыт венами – это верный признак острого цирроза печени.

А вот язвы на голове были вызваны каким-то серьёзнейшим осложнением. В таком состоянии люди, как правило, долго не живут.

– Если брать во внимание тех, кто обращается, сколько из них излечивается? Часты ли случаи возращения в общество?

– Вообще, всё очень индивидуально. Большая часть наркоманов даже не доходит до нас. В ряде случаев наркоман сам просто перестаёт употреблять. Мы можем встретить наркомана где-то в городе и не знать, что он употребляет. Например, был случай, когда я увидел «клиента» диспансера среди кандидатов в депутаты.

И это только случай, когда я знал пациента в лицо. Если же взять десятерых, которые попали в поле нашего зрения, полностью реабилитацию проходит около половины. Но стоит отметить, что некоторые бросают лечение. Есть те, которые возвращаются за лечением. Повторюсь, ситуация может разниться от случая к случаю.

Что касается повторного возвращения в общество, или ресоциализации, то очень хорошо, когда пациент пользуется «золотой формулой наркологии» – медикаментозная поддержка с последующим блокированием зависимости.

Основная проблема заключается в том, что на наркотики синтетической группы на сегодняшний день нет блокирующих терапий. В таких случаях она заменяется реабилитацией. Сразу отмечу, что лечение наркозависмых может быть, в том числе, и анонимным – но только за деньги.

Поэтому те наркоманы, которые могут себе это позволить (а часто это весьма обеспеченные люди) выбирают именно анонимное лечение. Их не ставят на учёт, не берут никаких документов.

– Вы упомянули, что среди пациентов был даже кандидат в депутаты. А какие слои населения больше подвержены пагубному влиянию наркотиков?

– Социальное положение не играет совершенно никакой роли. Наркоманом может стать как солидный и обеспеченный человек, так и простой студент. К примеру, особняком стоит проблема наркотиков в воинских частях. В это тяжело поверить, но даже в такой закрытой системе, как армия, встречаются наркоманы.

Случаи торговли там уже неоднократно фиксировались, передают как-то. Эти случаи нередки. У меня был пациент, десантник. Высокий, красивый, полгода как уволился со службы. Его болезнь внешне даже затронуть не успела. Но психически – всё было очень серьёзно, его постоянно мучали галлюцинации.

Вообще чаще к наркотикам прикладываются подростки 16-18 лет и люди от 45 лет. Это две возрастные группы, среди которых наркоманов существенно больше, чем в остальных. Есть один знаменитый среди врачей наркоман, ему уже за 70. Он, по его словам, лет с 14 употреблял вещества и продержался так долго.

Не подумайте, это не реклама наркотиков, ни в коем случае. Просто так сложилась его жизнь.

– Как выглядит типичный наркоман в 2018 году? Какой у него психологический портрет?

– Наркомания – болезнь в некотором роде индивидуальная, люди могут быть совершенно разными в поведении. К примеру, есть существенная разница между наркоманами, которые сначала употребляли героин, а потом перешли на «кристаллы».

У них ещё что-то осталось от «героинового» поведения, они ведут себя не так, как те, которые начали свой «путь» с первалерона. У меня был пациент, который рассказывал о своих ощущениях – по его словам он понимал абсолютно всё, но не мог противиться своим галлюцинациям.

Он рассказывал после одного приступа, что бежал по улице в феврале практически голый и по его ощущениям, если бы прекратил бежать, с ним бы случилось что-то непоправимое. Поэтому практически все такие бегуны, которых показывают в новостях, чаще всего наркоманы.

Душевнобольной из таких, в лучшем случае, один на две сотни. Синтетические наркотики, на самом деле, очень быстро съедают «социальную картину» наркомана. Он очень быстро теряет работу, быстро худеет, перестаёт ухаживать за собой, превращается в своеобразного бомжа.

Героиновые наркоманы себе такого не позволяют. У них, как ни странно, интеллект сохраняется, в то время, как у синтетических рассудок просто испаряется. Так что психпортрет очень зависим от употребляемого вещества.

– Вячеслав Леонидович, всем известно, что такие наркотические средства, как никотин и алкоголь находятся в свободном доступе. Как вы считаете, они безопаснее запрещённых наркотиков?

– Опасны все наркотики без исключения! И от всех из них нужно бежать. Что с алкогольной зависимостью, что с наркотической, бороться не так просто. Хотя, мне вспоминается случай, когда во Владивосток приехал один американец и пришёл на реабилитационную встречу по системе «12 шагов». Они во всех странах проходят примерно одинаково.

Когда на этой встрече очередь дошла до него, он встал и сказал: «Меня зовут Боб, мне 36 лет и я очень тяжело болен, я алкоголик». После он сказал, что в тот день у него был юбилей – он не пил уже 16 лет.

Я даже не понял, как человек, который не пьёт себя 16 лет, считает себя алкоголиком? Но, тем не менее, это был его путь освобождения от такого, казалось бы, легального наркотика.

– Какой метод профилактики, по вашему мнению, наиболее эффективен?

– Семья, воспитание, спорт. Это самые эффективные вещи. Здоровый образ жизни нужно прививать с детства. Хотя я встречал и не самые мирные пути профилактики. К примеру, существует наркотик, который называется «лирика». В определённое время его можно было легко достать в аптеках.

«Лирика» – нейролептик, который обладает сильным снотворным эффектом. Больше всего он был распространён в Кабардино-Балкарии и в Чечне. Но в Чечне он продержался не так долго. Чеченцы, как известно, народ гордый и не терпят таких грязных вещей, как наркотики.

Поэтому в один прекрасный момент они просто с оружием прогоняли эту заразу из своего дома. Натурально, с оружием. В Кабардино-Балкарии борьба проходила более жёстко. Считалось, что наркотик оседает в тестикулах, поэтому просто оскопляли наркоманов. При этом искренне верили, что в теле больше нет наркотика.

Но всё же лучше не прибегать к таким крайностям, а прививать правильные мысли и правильный образ жизни с детства.

Алексей Дорохов

Источник: http://primorye24.ru/news/post/98250-psiholog-narkolog-u-sinteticheskih-narkomanov-pervym-ischezaet-rassudok

ГосЗащита
Добавить комментарий