Почему на госслужбе маленькие зарплаты

Сколько зарабатывает госслужащая

Почему на госслужбе маленькие зарплаты

Каждый месяц мы находим среди читателей Т—Ж героев, готовых честно поговорить о своей профессии и доходах.

Ксения Донская

задавала наводящие вопросы

Юлия из Владивостока дослужилась до чина референта госслужбы Приморского края второго класса, но так и не смогла понять, в чем смысл ее работы. Она рассказала, чем занимаются работники госструктур, так ли хороши там зарплаты и почему чиновники не любят увольняться.

Недостаток и того и другого мне показала работа в брачном агентстве. Я консультировала мужчину преклонного возраста, и он своим тяжелым характером выжал из меня все соки. Тогда я поняла, что с консультированием стоит подождать.

После брачного агентства полтора месяца сидела без работы и прошла более 20 собеседований. Я искала что-то близкое моей специальности, поэтому многие заинтересовавшие меня вакансии были связаны с подбором персонала, но рекрутеры в один голос говорили, что это не мое. С другими местами тоже что-то не срасталось.

Моя мама когда-то за нищенскую зарплату работала в территориальном отделе социальной защиты. Она решила узнать о вакансиях в краевом департаменте труда и соцразвития. Оказалось, что одна женщина уходит в декрет с должности специалиста-эксперта.

Это было одно из самых быстрых собеседований в моей жизни. Мы немного пообщались с начальницей отдела, которую больше всего интересовал мой письменный русский язык, и мне сказали собирать документы.

Слабо верю в то, что на такие низкие должности кого-то берут по блату.

Разве что по знакомству могут рассказать о ставке и предложить пройти конкурс. Но никаких мифических очередей претендентов куда бы то ни было нет.

Сбор документов и их проверка заняли полтора месяца. Моя должность была самой маленькой в отделе, а зарплата первые шесть месяцев составляла 20 тысяч рублей. К тому моменту индексации не проводились уже три года.

Через год я получила чин референта госслужбы Приморского края второго класса и стала зарабатывать уже 30 000 Р. Также начали платить ежеквартальные премии в размере месячной зарплаты, хотя раньше были только годовые, и провели сразу две индексации. Если разбить годовой доход на 12 месяцев, получалось 40 000 Р.

Госслужащие в органах исполнительной власти в основном занимаются отчетной работой, контролируют подведомственные учреждения. У моего департамента это центр занятости населения и отделы соцзащиты.

За два года на госслужбе я так и не смогла четко сформулировать, чем же занимаюсь.

Такое же непонимание своих обязанностей встречается и среди моих коллег, которые проработали в департаменте по 20 лет.

Большинству нравится стабильность, многие начали карьеру в тяжелые 90-е, и регулярная зарплата очень выручала их семьи.

Сейчас с большим опытом можно найти более интересные и оплачиваемые предложения, но людям сложно перестроиться.

Моя работа — это постоянная бумажная волокита, однообразные отчеты, которые мы отправляем в Минтруд, Роструд и другие ведомства, а также ответы на обращения граждан. Это, кстати, самое интересное: люди пишут президенту, депутатам, губернатору и мэру, и, если в письме есть вопрос, связанный с работой, такое обращение попадает ко мне.

Был гражданин, который каждый месяц слал письма президенту, а ответ ему писала я: по закону ответы должен давать компетентный орган. Он был ужасно недоволен тем, что ему отвечает не президент, но ничего не поделать.

На госслужбе я смогла хорошо подтянуть юридические знания: часто приходилось обращаться к законодательству. Но я не понимаю, для чего нужна эта работа, какая от нее польза.

Я старалась применять свои психологические навыки, никогда не отвечала на обращения формально, пробовала созвониться с заявителем, уточнить его запрос, подсказать альтернативные пути решения проблем, хотя бы немного поддержать. Я пыталась предлагать что-то новое, чтобы облегчить жизнь людям. Но, к сожалению, за каждым нововведением следует гора отчетов, поэтому начальники такую инициативность не жалуют.

Если задаться целью, то на госслужбе можно быстро пойти на повышение, получать более конкурентную зарплату. Есть возможность дорасти до начальника своего отдела, перейти в другой, стать руководителем департамента или уйти в другой орган исполнительной власти. Для этого нужно участвовать в конкурсах на замещение должностей или на постановку в резерв.

Раз в три года все госслужащие проходят аттестацию, по результатам которой тебя также могут поставить в резерв. Это своего рода экзамен, на котором ты рассказываешь о своей работе, показываешь знания.

Я проходила аттестацию всего один раз, и мне она показалась очень легкой, хотя многие ее почему-то боятся.

Конкурс на постановку в резерв посложнее: тебе нужно знать весь закон о госслужбе, отвечать на вопросы по специфике должности, на которую претендуешь, — это трудно, ведь ты еще не занимался этой работой.

Рабочий день — с 9 утра до 18 вечера, в пятницу — до 17.

К опозданиям относятся по-разному: я работала в двух отделах, и в одном из них все было не слишком строго, начальница другого относилась к этому более требовательно.

Никаких возможностей отследить время твоего прихода на работу нет, но всегда есть риск попасться на глаза руководству. При этом в течение дня мы всегда могли отвлечься на чай или болтовню с коллегами.

Первым делом нужно проверить почту и систему документооборота: туда приходят обращения граждан, запросы от других органов власти и сообщения от коллег. Редко бывает такое, что пришел какой-то документ и нужно все бросить и сегодня же им заняться: обычно времени достаточно.

Например, на обращение нужно ответить в течение 30 дней, и иногда это действительно занимает целый месяц: бывает, гражданин задает много разных вопросов, тогда в подготовке ответа участвует несколько департаментов — или мы сразу привлекаем центр занятости, который начинает работу с человеком.

Бывают мероприятия с высшими чиновниками края, например обсуждение итогов года. Периодически нас собирает губернатор, чтобы обсудить, что делается, какие планы. Иногда нужно бежать в другое здание, чтобы срочно получить подпись губернатора или вице-губернатора. Но в основном все циклично: отчеты ежемесячные, ежеквартальные, годовые…

Средний возраст госслужащих превышает 40 лет, многие из них уже на пенсии. В моем департаменте особенно высоко ценят молодых специалистов, потому что их мало. Когда я пришла на госслужбу, я была самым молодым сотрудником, позже появилась пара человек моложе меня.

Мне ни разу не резали премию, с легкостью давали отпуск, всегда разрешали отойти на пару часов, если есть какие-то личные дела, и за два года я задержалась на работе всего раз пять. Такое отношение держало меня даже сильнее, чем зарплата.

Я боялась, что в другом месте такого не будет.

Через полтора года работы мне предложили должность повыше в другом отделе, зарплата выросла на 5 тысяч.

Когда меня приглашали на новую должность, у меня был более оптимистичный взгляд на госслужбу, я собиралась оставаться на ней как минимум до декрета — еще 5—7 лет, а потом уже искать занятие по душе. Но моя новая работа оказалась еще скучнее старой.

Глядя на своего молодого человека, который занимается любимым делом, я все чаще стала задумываться о том, что зря трачу время и что пора что-то менять.

В первый мой выезд мы проверяли трудоустройство парня с аутизмом. Он тогда почти не говорил, был сгорбленный и очень худой. Но когда мы приехали через год, я его не узнала: он поправился, выпрямился и стал разговорчивее. Вот так трудотерапия, общение с коллегами и клиентами пошли человеку на пользу.

Моя месячная зарплата на руки составляла 35 000 рублей. Ежеквартально я получала столько же. Также к отпуску помимо отпускных раз в год дают материальную поддержку, она тоже примерно равна месячной зарплате. Я считаю, что для объема работы, который я выполняла, этого достаточно.

Со взятками на работе я никогда не сталкивалась.

Если их и дают, то на более высоких уровнях. Зато именно таким «низам» постоянно проводят лекции для «антикоррупционной профилактики». А еще мы все ежегодно сдавали декларации о доходах, на заполнение которых тратится много времени.

Я пишу дипломы по психологии, госуправлению, менеджменту. Для меня это не только дополнительный доход, но и отдушина, ведь, когда работаешь над дипломом, нужно погрузиться в новую для тебя тему. Я пишу не от балды, трачу на это много времени. В худшем случае ко мне обращаются за пару месяцев до сдачи.

Начинала я с того, что просто дала объявление во . Занимаюсь этим уже два года, меня рекомендуют мои бывшие дипломники, поэтому с клиентами проблем нет.

Я живу с женихом в своей квартире. ЖКХ оплачивает он, все расходы на машину тоже лежат на нем.

Основные траты — это, конечно, еда. Я часто готовлю, люблю всякие интересные блюда — азиатскую кухню, пасты, куда нужен хороший сыр и морепродукты, — поэтому порой тратимся на всякие дорогие и качественные ингредиенты.

На продукты в среднем уходит 10 000 рублей в месяц, плюс иногда я покупаю готовые обеды на работу, это еще 2000. Раз-два в месяц мы едим вне дома или заезжаем за пиццей, на это тратим около 2500. По 2000 нужно на медикаменты и на всякую бытовую приблуду.

Одежда и косметика обходятся где-то в 5 тысяч, но тут все зависит от сезона: расходы могут быть и сильно больше.

С премии делаю большие покупки. Например, я купила кондиционер, хорошую обувь, подарки на юбилеи близких, занялась зубами.

Мне не приходится экономить. Если мои деньги заканчиваются — такое случалось всего пару раз, — то помогает жених. Раньше, когда он зарабатывал меньше, были и обратные ситуации, когда я его поддерживала.

Я никогда не покупала себе что-то, что было бы не по карману.

Всегда ждала либо премий, либо своего дня рождения. Да и в принципе не вижу большого смысла в дорогостоящих вещах: они не особо меня радуют, всегда можно купить более дешевый аналог.

После новогодних каникул я окончательно поняла, что нужно менять работу. Даже ходила к психологу. Она помогла мне разобраться, показала, что у меня есть потребность в интеллектуальном развитии, а на госслужбе мне этого не хватает.

Я стала думать, какая работа может мне подойти. Вспомнила, что одна моя преподавательница делала судебные психолого-психиатрические экспертизы. И я загорелась этой идеей. Так удачно сложилось, что в бюджетную лабораторию судебных экспертиз нужен был эксперт-психолог. На вакансию я наткнулась на том самом сайте «Работа в России», про который узнала на госслужбе.

На новом месте мой мозг начал работать, я изучаю кучу всего нового, раньше мне этого очень не хватало. Экспертное заключение — это всегда такая маленькая научная работа. Мне очень нравится мое новое занятие: есть ощущение, что мои знания и навыки здесь нужны и что я делаю что-то значимое.

Надеюсь, в будущем я стану классным экспертом и окончу магистратуру. Еще, конечно, грежу аспирантурой, поскольку мне нравится наука. Думаю, было бы здорово также заняться преподаванием. И, может, когда-нибудь мне хватит знаний и уверенности в себе, чтобы начать консультировать.

Тоже работаете на госслужбе? Расскажите, как все устроено на вашей работе и станьте героем нашего нового материала. Это можно сделать анонимно или от своего имени.

Источник: https://journal.tinkoff.ru/gossluzhba/

В народе есть устойчивое мнение о работе на госслужбе. Якобы трудиться там – одно удовольствие. И тебе стабильность, и льготы, и полное соблюдение трудового кодекса. Ну и карьерный рост, куда без него! Anews решил выяснить, как все устроено на самом деле, и приводит признания госслужащих о своих трудовых буднях.

Цитаты в тексте взяты из российских соцсетей и с форумов.

Пенсионный фонд

«Раскладушки держат в кабинетах»

Каждый, кто хоть раз бывал в стенах Пенсионного фонда, задумывался о скорости работы его сотрудников. Потому что внешне все выглядит так, словно люди в форме сговорились делать все как можно медленнее. И это несмотря на вроде бы непыльную работу, которая позволяет и на обед спокойно сходить, и перерыв устроить с коллегой и баранками.​

Сотрудница ПФ РФ, РИА Новости/Илья Питалев

Все еще так думаете? Перестаньте. Когда в следующий раз окажетесь в ПФР, всмотритесь в лица сотрудников и обратите внимание на размеры бумажных гор на столах.

«Проходила практику в пенсионном фонде. У них бывают такие завалы на работе, что раскладушки держат в кабинете. Зарплата маленькая. А еще часто пенсионеры мозг выносят капитально».

«Работаю в ПФ в Москве, сейчас в декрете, скоро выходить, но в ПФ не хочется. Отличный коллектив, правда, пока в декрете была, все поувольнялись, костяк из начальства тока держится. Работы всегда полно (я в перерасчете пенсий), вечно забитые полки дел, день рабочий пролетает в момент, программы устаревшие и виснущие были, щас вроде модернизировали».

Оказываясь в бюджетных учреждениях, некоторые любят жонглировать фразой, подобной этой: «Вы живете на мои налоги! Хватит бездельничать, дармоеды, шевелитесь!».

Знайте, медленная работа и неприветливые лица – это не просто так.

РИА Новости/Алексей Мальгавко

«Зарплаты тут унизительные и за эти деньги энтузиазм соответствующий. Хорошо работать студентам (отпуск учебный) и мамочкам (больничный с детьми), в коммерческих организациях быстро пинка дадут. Каторга – прием пенсионеров. Как правило, идут на разборки по поводу маленькой пенсии. Бабулям сложно втолковать законы».

«Начинающие получают очень маленькую зарплату. Правда, премии бывают вполне неплохими. Но начальники отделов зачастую зарабатывают предостаточно, настолько, что вызывает недоумение их зарплата по сравнению с нищенскими пенсиями».

«Работаю в ПУ 7 лет. Да, регламент жесткий, Кодекс проф. этики тоже, законодательство постоянно меняется. Из не перечисленного выше негатива: жалобы посетителей в 90-95% необоснованные, низкая з/п (занимая предруководящую должность, получаю около 20 000), неработающие внутренние программы проверки отчетности, постоянные отчеты в вышестоящую организацию».

РИА Новости/Виталий Белоусов

В Сети часто встречаются такие измышления о «спокойном» карьерном росте госслужащих. Мол, главное – сидеть в кресле ровно, не косячить, ждать своего часа. Отработал пять лет – вот тебе и руководящая должность. Оказывается, не все так просто.

«Ни в коем случае не ходите работать в ПФ! Молодым вообще там нечего делать. Я пять лет проработала в ПФ, считаю, что это годы, выкинутые из жизни. Работала и в отделе назначения, и перерасчета пенсии, и в клиентской службе. Зарплата – мизер. Да, в конце года неплохие премии, но и то это стало пару последних лет.

Клиентская служба – это снос головы. Это постоянный стресс, на тебя постоянно орут, матерят, ты виноват во всех “прелестях” пенсионной системы нашего государства. По карьерной лестнице двигаются только “блатные”. Если ты не в любимчиках у начальства или, как говорится, “лицом не вышел” о повышении можешь и не мечтать».

А чего добился ты? Где работают дети российских чиновников (ФОТО)

Налоговая инспекция

«Хороша тем, что берут с улицы»

Вот что может быть плохого в жизни работника налоговой? Понимаешь, как устроено изнутри самое «страшное» в финансовом смысле ведомство, знаешь, у кого что лежит в кошельке.

Ну и потом – знакомства всякие нужные можно завести, да и в целом место хлебное… Кстати, многие еще считают, что просто так заполучить должность в налоговой инспекции невозможно – якобы берут туда только избранных, ну или благодаря хорошим связям.

РИА Новости/Игорь Зарембо

«Налоговая хороша лишь тем, что туда с улицы берут. Без высшего образования получать будете копейки. Госслужба – это г****.

В обычной жизни, чтобы заставить вас подставиться не ради вашего кармана, а ради моего, мне нужно вас или обмануть или запугать.

На государевой службе начальник сказал “не штрафуй”, ты исполняешь, няшки ему, а по шее, если вышестоящая что обнаружит, тебе. Жить будете в ощущении постоянно сгущающихся туч».

Может показаться, что человек, который трудится в столь серьезной организации как налоговая инспекция, не может зарабатывать мало. Оказывается, может.

«В налоговой зарплата – 15-ка. И за эти деньги начальство будет вас иметь и в хвост, и в гриву».

Скриншот с сайта налоговой инспекции, раздел “Вакансии”

Когда кто-то жалуется на плохие условия работы, ему всегда советуют – уволься и найди новое место.

«Минус в работе: после работы в налоговой очень трудно устроиться на другую работу, а вдруг вы “сольете” налоговикам свою новую контору. Ну не любят директора таких бывших спецов».

«У меня сложилась такая ситуация, что работодатель отказывается меня брать из-за того, что мое последнее место работы налоговая. Что теперь делать не знаю, вроде опыт есть, но последнее место работы, как клеймо. Честно ищу работу, но предубеждения мешают мне устроиться на нормальную работу!».

Председатель правительства РФ Дмитрий Медведев проводит встречу с сотрудниками Федеральной налоговой службы (ФНС) РФ, 2012 год, РИА Новости/Дмитрий Астахов

И про щекотливое.

«Работы в каждом отделе очень много, есть большой соблазн брать взятки, у нас одна девушка взяла взятку 20 тысяч рублей, ее подставили, поймали на месте преступления, а потом ей присудили выплачивать 2 миллиона рублей».

Таможня

«Буду, наверно, здесь до пенсии куковать»

Еще со времен перестройки кочует мнение, что таможня – чрезвычайно хлебное место. Устроился туда – держись крепче за должность, горя знать не будешь.

«Работаю в таможне 10 лет. Сижу в отделе, работаю с бумагами. Карьерного роста нет, потому что везде продвигают только своих… Буду, наверно, здесь до пенсии куковать, если конечно не сократят. Зарплата 20 тысяч. Бывали премии квартальные. Вместе с ними в среднем за месяц выходило 29 тысяч».

Работник таможенной службы ведет персональный досмотр пассажира в зоне таможенного контроля, РИА Новости/Максим Богодвид

Устойчивый в народе миф – таможенники живут как короли, так как имеют возможность «тащить домой с работы всякое». А еще – постоянно и безнаказанно брать на лапу.

«Для многих людей таможня – это способ быстро заработать много денег. Но сейчас там с этим давно уже всё не так весело, как было раньше. От щедрых 90-х остались лишь воспоминания да уголовные дела. А работать на благо державы по идейным соображениям тоже не дают – таково руководство, такова ситуация».

Сотрудник Смоленского таможенного поста ФТС России досматривает алкогольную продукцию, РИА Новости/Кирилл Каллиников

Когда сотрудник коммерческой фирмы рассказывает, что босс заставляет его задерживаться допоздна и не доплачивает за переработки, никто не удивляется. Это ведь не госучреждение, чего ты хочешь?

«Начальство все вешает на нас, сами ничего не делают. Амбиции кругом у всех начальников… До маразма доходит… Наворотят так, что не разгрести, сами не знают, чего хотят. Работаем, грубо говоря, с 8.00 до 19.00, а кто и до 21.00 сидит. Работа берется на дом… Короче – дом, работа, дом».

Сотрудник таможенной службы РФ, РИА Новости/Владимир Горовых

Суд

«Зато следаков знакомых много»

Судьи не слишком охотно распространяются в Сети о тонкостях своей работы. Зато те, кто им помогает, более словоохотливы. Например – секретари судебного заседания.

«Мне 25 лет, получила высшее образование, устроилась работать секретарем в суд. Хуже работы и не придумаешь – ее много, ничего не успеваю, хотя кручусь как белка в колесе, за день даже чай попить не могу, а работы все больше и больше. Ненавижу ее, прихожу, и включается режим “Хатико” – только бы дожить до вечера. Да и зп -13500».

«Я убежала с “престижной” работы секретаря судебного заседания через год. Работа довольно *****, как такового юридического опыта дает мало, коллектив бабий, еще и судья со своими замашками».

Кадр из программы «Суд идет»

Впрочем, некоторые среди минусов умудряются находить и плюсы, ради которых, по их же мнению, шероховатости можно потерпеть.

«Я работаю в суде секретарем судебного заседания, зарплата маленькая, постоянно задерживаюсь, прихожу в 7 утра на работу. Сегодня у меня уже 14-й рабочий день без выходных! Эта работа и личная жизнь – полная несовместимость.

Зато работа стабильная, зарплата постоянная, очень большой опыт жизненный, много разных знакомых следаков, гибддешников, адвокатов, корочку дают модную, ДПС отпускают, отпуск может за выслугу лет дойти до 43 дней, классный чин со временем присвоят, вот как то так».

Федеральная служба судебных приставов

«5 килограммов бумаги тащить после работы»

Максимум в чем можно заподозрить работу судебных приставов – так это в нервотрепке. Как-никак, приходится контактировать с разными людьми не по самому приятному поводу. Однако есть и другие подводные камни.

«Работаю в ФССП. Вакансии обычно есть всегда, потому что сбегают от нас только так, ну а кто хоть на год задерживается, то, скорее всего, так лет 5-7 и будет работать. Потом в декрет или на другую (лучшую) работу. Уверяю, после ФССП практически любая работа покажется мечтой».

РИА Новости/Виталий Белоусов

«Начальство считает, что госслужащие зажрались и каждый год нам срезают все премии и надбавки, постоянно находят косяки, чтобы лишней копейки не заплатить.

Но дело в том, что депутаты, получающие по миллиону в месяц тоже госслужащие и режут все равняясь на них.

Никого не волнует, что налоговая взыскивает также миллиарды налогов, фссп просроченные долги и плюс к ним еще мы берем свой процент от просрочки. Деньги крутятся немалые, но рядовой сотрудник их никогда не увидит».

«Собачья работа, я убежала оттуда! На человеке огромный участок примерно 1000 производств, срок исполнения 2 месяца, взыскатели насылают прокуратуру, начальство дрючит, на участок таскаться с 5 кг бумаги после работы, телефон не замолкает “когда Петя отдаст мне трусы? Я буду жаловаться!”. А Петя безработный и по прописке не живет, как будете взыскивать? Не советую».

Судебный пристав в рабочем кабинете/r28.fssprus.ru

А что хорошего?

Между тем, среди негативных комментариев о работе на госслужбе встречаются и более-менее положительные. Большинство из них сводятся к тому, что при всех своих недостатках такой труд обеспечивает стабильностью и хоть какой-то уверенностью в завтрашнем дне.

«Насчет того, что госструктуры – болото… Имея опыт работы во всяких там коммерческих структурах, зная тамошнюю стрессогенную обстановку и наплевательское отношение к работникам, могу сказать, что госструктура в сравнении с этим – рай земной. Оклад небольшой, но за счет премий, надбавок и прочего, в итоге получается сумма сравнимая с тем, что получает большинство офисного планктона».

Кадр из х/ф «Служебный роман», 1977

А теперь взгляните, представители каких должностей точно не станут жаловаться на свои трудовые будни. Потому что то, что они делают, без преувеличения можно назвать работой мечты. Подробнее об этом: Спи, развлекайся, получай зарплату. Профессии, которым позавидует каждый

Источник: https://www.anews.com/p/94477563-zarplaty-tut-unizitelnye-otkrovennye-priznaniya-gossluzhashhih-o-rabote/

Зарплаты чиновников

Почему на госслужбе маленькие зарплаты

Для привлечения профессиональных государственных управленцев и обеспечения клиентоориентированного подхода в предоставлении госуслуг необходима понятная и прозрачная система оплаты их труда, как и честная процедура отбора кадров. 

Реформа государственной службы в значительной степени влияет на то, насколько быстро продвигаются структурные изменения в стране, а также способствует пониманию обществом, для чего платятся налоги, из которых, собственно, и финансируются зарплаты чиновников.

Вместе с тем в обществе до сих пор распространены мифы, что оплата труда на госслужбе нищенская, и чиновники, живущие хорошо, занимаются взяточничеством, коррупцией и т.п.

И хотя все мифы развеять не удастся, мы попытались исследовать, какая ситуация сложилась через три года после начала действия нового Закона “О государственной службе”.

Вопрос не настолько простой, как кажется, поскольку, несмотря на некоторые сдвиги к лучшему, система оплаты все еще недостаточно прозрачная и понятная как для госслужащих, так и для общественности.

В теории заработная плата работника должна зависеть от его квалификации и опыта, важности и сложности должности, меры возложенной ответственности и производительности исполнения обязанностей, определяемой количеством потраченного времени и качеством выполнения работ. Вполне логично ожидать, что оплата должна компенсировать расходы на проживание и содержание семьи работника и стимулировать его к развитию и повышению производительности труда.

В отличие от частного сектора, где уровень зарплат соответствует спросу на определенный уровень квалификации и производительности, в государственном секторе такого механизма нет.

В целом уровень зарплат на госслужбе — это балансирование между необходимым количеством нужных специалистов, способных выполнять возложенные на них функции, и финансовыми возможностями государства.

В условиях Украины, с ее ограниченными финансовыми ресурсами и экономическими проблемами, сложно создать систему, которая на выходе будет давать привлекательный уровень оплаты для всех госслужащих и не будет обходиться слишком дорого.

Как сработали законодательные новации

Действующая система оплаты труда имеет ряд недостатков, которые так и не удалось полностью устранить в переходный период, с момента вступления в силу Закона “О государственной службе” 1 мая 2016 г. и до конца 2018-го.

В условиях ограниченных финансовых ресурсов соблюдать нормы о структуре оплаты труда и устранить межведомственные и межрегиональные диспропорции в ее размерах для относительно однородных групп госслужащих в нынешней системе сложно.

Несмотря на улучшение структуры заработной платы по сравнению с 2015 г., она все еще далека от целевых показателей, определенных стратегией реформы госуправления, которыми предполагалось, что фиксированная часть заработной платы будет составлять не менее 70%.

В частности, средняя доля фиксированных (гарантированных) выплат в общем денежном вознаграждении госслужащего выросла с 40% в 2015 г. до почти 60% в 2018-м.

Но для руководителей фиксированная доля оплаты все еще составляет только 52–55% в среднем по всем госорганам и лишь на уровне райгосадминистраций превышает 70%.

Нынешняя ситуация

Совокупное вознаграждение за труд госслужащего состоит из ряда компонентов, рассчитанных на основе должностного оклада. Последний является только одним из элементов оплаты и во многих случаях до сих пор не самым большим по сумме в общей выплате.

Кроме должностного оклада, к денежному вознаграждению украинских госслужащих относятся надбавка за выслугу лет и ранг, ряд стимулирующих надбавок непостоянного характера — за дополнительную нагрузку, особенно важную работу, интенсивность труда, надбавка для специалистов по вопросам реформ; премии (ежемесячные/ежеквартальные и годовые по результатам оценивания персонала) и материальная помощь двух видов, предусмотренная действующим законодательством (на решение социально-бытовых вопросов и помощь на время ежегодного отпуска, каждая из которых определяется как одна среднемесячная заработная плата госслужащего в год).

В течение 2017–2018 гг. должностные оклады госслужащих выросли на 40–50% почти для всех категорий работников, и за счет этого увеличилась гарантированная доля зарплаты. Так, в 2019 г.

правительство решило совокупный объем расходов на оплату труда работников госучреждений оставить неизменным по сравнению с 2018-м, но при этом ставки должностных окладов повысили для выполнения законодательного требования о соответствии минимального размера должностного оклада госслужащего двукратному размеру прожиточного минимума (т.е. 3,5 тыс.

грн в месяц для специалиста органа районного уровня госуправления, ради справедливости следует заметить, что на самом низком уровне госслужбы фактически работали всего около 2% служащих от общей численности).

Треть фонда оплаты труда — премии и надбавки с непрозрачным распределением

Должностной оклад составляет в среднем от 34% совокупного фонда оплаты труда в центральных аппаратах министерств и до 49% — в райгосадминистрациях, а именно должностной оклад фигурирует во всех объявлениях о вакансиях на госслужбе.

Второй по величине составляющей обязательных платежей является надбавка за выслугу, средняя доля которой самая высокая в РГА (20% ФОТ) из-за высокого процента работников со стажем свыше 15 лет и приблизительно одинаковая у остальных категорий госорганов (13–17% ФОТ). По должностному окладу средняя надбавка за выслугу в 2018 г.

составляла 34%, из чего следует, что средний стаж госслужбы работников превышает десять лет (см. рис.).

В целом за 2018 г. через стимулирующие надбавки и премии распределили 32% совокупного фонда оплаты труда госслужащих, и это достаточно большая сумма, если учесть не очень прозрачные правила распределения этих средств.

Анализ результатов опроса о практике премирования и выплаты стимулирующих надбавок (кроме специалистов по вопросам реформ, для которых надбавка фиксированная и гарантированная) свидетельствует об отсутствии связи с результатами деятельности работников, что нивелирует саму суть таких компонентов оплаты.

Наиболее распространенным способом распределения премиального фонда является назначение премий всем работникам определенной группы оплаты в одном диапазоне их размеров (чаще всего или до 30%, или от 30 до 60% должностного оклада).

Признаки выборочного ручного управления

Для того чтобы решить вопрос низкой конкурентности оплаты для руководящего состава, подзаконными актами были введены дополнительные элементы дифференциации оплаты труда для отдельных категорий госслужащих.

Например, были введены корректирующие коэффициенты к должностным окладам и расширен ассортимент надбавок (в т.ч. для специалистов по вопросам реформ).

Очевидно, что такой способ осуществления изменений в системе оплаты труда не содействует прозрачности и снижает мотивацию работников, не получивших лучших условий.

Одной из причин того, что новые параметры системы не позволили достичь желательной прозрачности и предсказуемости заработных плат, является недостаток точных данных о фактической численности и качественных характеристиках работников на разных уровнях госуправления.

До внедрения системы интегрированного кадрового и зарплатного учета (HRMIS, пилотный запуск можно ожидать в третьем квартале 2019-го, хотя полной реализации этого проекта не следует ожидать ранее 2021 г.

) источником данных об уровнях и структуре оплаты труда будут оставаться эпизодические опросы госучреждений с помощью запросов о предоставлении публичной информации или внутренние правительственные распоряжения (такой способ трудоемкий и продолжительный и не гарантирует достоверности и сравнимости собранных данных).

Определение размера существенных дополнительных выплат непосредственными руководителями структурных подразделений по согласованию с руководителем высшего звена создает предпосылки для диспропорций в индивидуальных размерах зарплат и нарушает принцип равной оплаты за одинаковую работу.

Из-за отсутствия интегрированных данных об индивидуальных выплатах пока трудно отследить такие диспропорции, и эта возможность появится только после запуска HRMIS.

Впрочем, уменьшить такие диспропорции возможно, если видоизменить ключевые параметры системы оплаты труда и правила начисления стимулирующих надбавок, что требует законодательных изменений.

Оплата труда специалистов по вопросам реформ является конкурентной

Поскольку государство конкурирует на рынке труда с частным сектором, уровень оплаты труда госслужащих должен быть сопоставим с аналогами в частном секторе.

Результаты сравнения свидетельствуют о том, что оплата труда в госсекторе практически эквивалентна зарплате работников частного сектора на уровне специалистов (но это, скорее, способствует удержанию ценных кадров, чем привлечению новых эффективных работников с рынка труда, так как в объявлениях о вакансиях указывается только размер должностного оклада), а для специалистов по вопросам реформ превышает уровень сравнимых работ в частном секторе на 50% (что объясняет огромные конкурсы на реформаторские должности).

Вместе с тем оплата работы руководителей на госслужбе значительно уступает медианным выплатам руководителям среднего и высшего звена в частном секторе, но близка к нижним границам оплаты. Для специалистов по вопросам реформ среднего и нижнего руководящего звена оплата сопоставима с медианным уровнем оплаты в частном секторе (вариация в пределах 20–25%).

Почему сложно быстро решить все проблемы

Провести изменения в крупной организации всегда непросто, а государственная служба — это около 200 тыс. работников в очень разветвленной сети госорганов. Поэтому реформа двигается не так быстро, как планировалось.

После трех лет повышений заработки госслужащих безусловно улучшились, но дальнейшие усовершенствования трудно воплощать без существенных изменений в их численности и без полной и оперативной информации о составе и структуре корпуса госслужащих, поскольку вряд ли удастся точно оценить влияние возможных изменений в системе оплаты труда на совокупный объем соответствующих затрат.

Для усовершенствования системы оплаты труда нужно как можно быстрее запустить систему интегрированного кадрового и зарплатного учета госслужащих, чтобы получать актуальную и достоверную информацию об оплате труда и фактической численности персонала, снизить максимальный размер надбавки за выслугу с 50 до 30% должностного оклада и уменьшить количество и размер стимулирующих надбавок.

Источник: https://zn.ua/finances/zarplaty-chinovnikov-320848_.html

Почему молодежь больше не рвется на госслужбу

Почему на госслужбе маленькие зарплаты

Чиновниками хотят стать 19% молодых специалистов – вдвое меньше, чем три года назад. Таковы результаты опроса 735 соискателей 14–22 лет, проведенного порталом HeadHunter по просьбе «Ведомостей».

Большинство опрошенных (41%) хотят работать в частной компании – желательно в международной корпорации, чтобы при первой же возможности уехать за границу. 17% респондентов мечтают стать фрилансерами, а 14% – предпринимателями.

Меньше всего молодые люди склонны трудиться в некоммерческих организациях и образовательных учреждениях (4 и 5% соответственно), по данным свежего опроса.

«Ведомости» опросили 13 федеральных и региональных ведомств, почему молодежь теряет интерес к госслужбе и как госорганы привлекают молодые кадры.

Тюменка Наталья Потанина три года назад осталась без работы – закрылась компания, где она трудилась. Знакомый из управления Федеральной налоговой службы (ФНС) по Тюменской области посоветовал ей устроиться специалистом в отдел по работе с налогоплательщиками.

Потанина обрадовалась – мол, с госслужбы точно не уволят и будут платить зарплату вовремя. Но работа оказалась утомительной и скучной. Потанина трудилась по 10–12 часов в сутки и по выходным.

Девушку часто просили выполнять работу, которая не входила в ее обязанности: например, рисовать поздравительные открытки для московского руководства ФНС. А в конце месяца Потанина получила зарплату в 20 000 руб. и уволилась.

Каждый второй молодой соискатель (54%) уверен, что в госорганах много бюрократии, низкие зарплаты и высокий уровень стресса (42%), по данным опроса HeadHunter.

Между чиновниками низшего звена и руководителями высокого ранга большой разрыв в зарплатах, рассказывает проректор Академии труда и социальных отношений Александр Сафонов. Например, в Минкомсвязи специалисты получают около 40 000 руб.

в месяц, а руководители подразделений – до 150 000 руб., говорит представитель министерства.

Государство – неповоротливая машина, ему трудно меняться под потребности современного поколения, считает гендиректор компании Changellenge Андрей Алясов.

Молодежь хочет выполнять интересные задачи и делать что-то полезное для общества, но вместо этого на госслужбе ей приходится большую часть времени перекладывать бумажки, продолжает он. Госслужба накладывает и определенные ограничения.

Чиновникам нужно отчитываться о доходах, предоставлять сведения об имуществе и банковских счетах, получать разрешение на выезд за границу, а в отдельных случаях и на перемещение по стране – современное поколение к этому не готово, отмечает представитель Счетной палаты.

В некоторых ведомствах не всегда доступен даже интернет, знает директор группы по управлению персоналом и организационным изменениям «Делойт СНГ» Вера Витальева.

На имидж госслужбы повлияли и многочисленные коррупционные скандалы, аресты чиновников высокого ранга, отмечает Сафонов. По данным опроса HeadHunter, в 2016 г.

46% респондентов говорили, что работать на госслужбе престижно и статусно, а в 2019 г. так ответили только 30%.

Три года назад 71% респондентов называли стабильность и постоянство основными плюсами работы в госорганах, а в 2019 г. – уже 54% опрошенных.

Кто нужен госорганам

Государство остро нуждается в молодых кадрах: в федеральных ведомствах, министерствах и мэриях крупных городов запускаются инновационные программы, проекты по автоматизации, для этого нужны инженеры, аналитики и математики, рассказывает руководитель отдела подбора персонала в IT, Telecom, Internet кадровой компании Antal Russia Надежда Стяжкина.

Правительство Москвы заинтересовано в свежих и нестандартных идеях, креативных мыслях, оперативной работе, поэтому ориентировано на молодежь, уверяет начальник управления госслужбы и кадров правительства Павел Малыхин. По его словам, городу постоянно требуются экономисты, юристы, журналисты и IT-специалисты.

Последние годы Федеральная таможенная служба (ФТС) также активно набирает IT-специалистов, говорит представитель службы. Это связано с реформой системы таможенных органов – в стране создаются электронные таможни и центры электронного декларирования, поясняет он.

Счетная палата ежегодно принимает по 100 новых сотрудников – в основном инспекторов, но появляются также вакансии в сфере информационных технологий, финансов и бухгалтерского учета, говорит представитель ведомства.

Центральный аппарат Федеральной антимонопольной службы (ФАС) постоянно нанимает юристов, экономистов и маркетологов – примерно по 200 человек в год, по словам представителя. На службу в ФНС и территориальные налоговые органы было принято 25 500 сотрудников, по словам представителя. Как правило, в ФНС набирают специалистов с экономическим и юридическим образованием.

Как попасть на службу

Больше всего молодежь интересуют федеральные ведомства – там хотели бы работать 48% соискателей, около трети (32%) предпочитают госорганы регионального уровня, остальные 20% респондентов готовы устроиться на муниципальную службу. Однако большинство (59%) уверены, что стать чиновником без связей невозможно, по данным опроса HeadHunter.

Опрошенные «Ведомостями» госорганы уверяют, что их система отбора кадров прозрачна и не коррумпирована. Обычно ведомства размещают вакансии на собственных сайтах или на портале gossluzhba.gov.ru. По данным на 1 июля, на gossluzhba.gov.

ru было опубликовано 4028 вакансий, из них 578 – в Москве. Некоторые ведомства используют новые каналы привлечения молодежи. Например, мэрия Казани публикует вакансии в соцсетях и направляет письма в вузы, говорит ее представитель.

ФАС размещает предложения о работе на сайте Superjob и проводит ярмарки вакансий в университетах.

>2,15 млн

госслужащих насчитывалось в России в 2018 г., по данным Росстата

Отбор очень жесткий – кандидаты проходят собеседование, участвуют в групповых дискуссиях, проходят тесты и проч., рассказывает представитель ФТС. Потанина вспоминает, что для трудоустройства в ФНС собирала пакет документов и справок, а также заполняла анкеты о родственниках.

Проверка службой безопасности длилась около месяца, говорит она. Самый большой конкурс – в федеральных ведомствах. Например, на неруководящую позицию в Счетной палате претендует до 80 человек на место.

Кандидаты без опыта работы, но с красным дипломом имеют преимущество перед кандидатами со стажем, сказал представитель Счетной палаты.

Чтобы привлечь студентов и выпускников, ведомства запускают программы стажировок. Например, правительство Москвы проводит стажировки с 2011 г.

, за это время в различных департаментах прошло стажировку 610 студентов и выпускников, примерно 70% из них было принято на постоянную работу, говорит Малыхин. По его словам, интерес молодежи растет: в 2018 г. поступило 5500 заявок, из них отобрали 200 стажеров.

По данным HeadHunter, в Москве желающих стать чиновниками больше – 21% против 16% в Санкт-Петербурге и 18% в регионах страны.

Чем удержать молодежь

60% сотрудников госсектора работают в госорганах не больше трех лет, по данным недавнего исследования Antal Russia. В ФНС текучесть кадров до 30 лет составляет в среднем 19% в год.

Более половины сотрудников ФАС – кадры 23–35 лет, текучесть составляет более 7% в год, говорит представитель службы. Молодые сотрудники уходят, не проработав и года, жалуется представитель мэрии Казани.

Молодежь получает опыт и находит работу с более высокой зарплатой, рассказывает представитель мэрии Екатеринбурга. По его словам, сотрудники мэрии в среднем получают 35 000 руб. в месяц.

Алясов уверен, что госорганам придется менять методы работы с молодыми кадрами – давать им более амбициозные и интересные задачи, менять подходы управления. Для молодежи можно было бы ввести гибкий график, раздать им ноутбуки для удаленной работы по примеру крупных компаний, считает он.

Однако 90% труда чиновника – кропотливая бумажная работа, которая жестко регламентирована, госорганы не нуждаются в креативе, утверждает Сафонов. Представитель Минпромторга говорит, что министерство делает ставку на привлечение перспективной и талантливой молодежи, но и люди с большим опытом госслужбы и стажем работы на предприятиях промышленности не менее ценны.

Он уточняет, что последние три года средний возраст работников Минпромторга составляет 37–40 лет.

Источник: https://www.vedomosti.ru/management/articles/2019/07/02/805537-pochemu-molodezh

ГосЗащита
Добавить комментарий