Понятийный договор что это

Договоры по понятиям

Понятийный договор что это

Пятница, 25 Августа 2006, 00:00

Н есмотря на то, что бизнес «по понятиям» остался в далеких 1990-х, во внутрикорпоративных отношениях принцип старых добрых «понятий» все еще жив.

И причина тому не менталитет нашего бизнеса, а громадные пробелы в корпоративном законодательстве, на которые народные избранники в перерывах между революциями никак не обратят свое депутатское внимание.

На Западе корпоративная сфера давно урегулирована самым тщательным образом, у нас же пока акционерам и топ-менеджменту приходится регулировать отношения между собой «понятийными» соглашениями с сомнительной юридической силой.

Однако, чтобы формализовать подобное соглашение, необходимо изрядно постараться над разработкой обходных путей. «ВД» предлагает две эксклюзивные схемы для двух распространенных случаев, связанных с продажей или передачей корпоративних прав.

Основы формализации

Юридическая формализация «понятийных» отношений — дело не из легких. Для этого необходимо не просто отлично знать законы и пути их обхождения, но и быть достаточно креативным, чтобы сплести воедино, казалось бы, несовместимые юридические нормы. Из такого коллажа и вырисовываются схемы легализации «понятийных» договоров.

При этом используются юридические нормы, которые изначально писались законодателем под совершенно другие ситуации. Поэтому основная проблема зачастую связана с признаками фиктивности и притворности проводимой сделки, прикрывающей основную экономическую суть операции.

Благо, шансы доказать подобные предположения весьма малы, да и в любом случае исполнение «формализированного» договора, в отличие от «понятийного», хотя бы можно отстоять в суде.

Однако на практике надежность подобных договоров зависит от сложности ситуации и грамотности юриста. Простейший пример фиктивного договора — договор услуг, покрывающий некую операцию по денежному расчету между партнерами.

Это не значит, что ситуация криминальная: возможны простые взаимозачеты, например, если дружественная компания подселилась в снимаемые офисные помещения и платит таким образом за аренду без перезаключения основного договора аренды.

Но бывают и более сложные ситуации.

Продажа через доверие

Один из наиболее актуальных примеров формализации «понятийных» отношений и обхода неудобной нормы закона — использование схемы доверительного управления для продажи корпоративных прав в «проблемных» хозобществах.

Так, между Гражданским (далее — ГК), Хозяйственным кодексами и Законом «О хозяйственных обществах» имеются существенные разногласия в части урегулирования процедуры отчуждения акций и долей. В ЗАО это право преимущественной покупки другими акционерами, хотя в обществе с тысячей акционеров и враждебным менеджментом реализовать этот принцип мало реально.

Но еще загадочнее вопрос отчуждения доли в ООО. В частности, противоречив пункт о необходимости получения согласия других партнеров для уступки своей доли третьим лицам либо одному из участников.

Поэтому, если нет возможности получить согласие на продажу либо отказ от покупки, нужно совершать обходной маневр. Наиболее оптимальный выход — передать корпоративные права в управление, т.е. без перехода права собственности. При этом все права акционера по сути передаются акционеру.

Но вот незадача — выданную доверенность можно в любой момент отозвать, а из договора поручения выйти в одностороннем порядке.

Конечно, в этой ситуации некоторые закрепляют свои обязательства в «понятийном» акционерном соглашении, но как уже говорилось, это не слишком надежно, ведь дружественные отношения между сторонами могут испортиться.

Выход из ситуации возможен при помощи договора доверительного управления имуществом, появившегося в новом ГК. Этот договор позволяет создать так называемую доверительную собственность у управителя имуществом. В результате его можно отрегулировать таким образом, чтобы условия по сути были схожи с договором купли-продажи.

Верные параметры

Секрет блюда — специальные параметры соглашения. Сторонами договора будут не продавец и покупатель, а, соответственно, учредитель управления и управитель. Заметим, что управителем может быть лишь юридическое лицо или физлицо-СПД. Но какой-либо лицензии или статуса финучреждения на управление корпоративными правами не требуется, поскольку корпоративные права не считаются финансовым активом.

Но чтобы договор был аналогичен купле-продаже, требуется прописать, как минимум, четыре основных пункта. Во-первых, необходимо закрепить право управителя (т.е. покупателя) отчуждать предмет договора третьим лицам в любой момент (ст. 1037 ГК).

И тогда, в случае достижения компромисса с недружественными соучредителями, можно будет завершить сделку, продав корпоративные права аффилированной структуре либо стороннему покупателю.

Во-вторых, стоит прописать, что учредитель управления (продавец) не может вмешиваться в вопросы управления, а управитель сможет самостоятельно участвовать в управлении компанией.

В-третьих, и что наиболее важно, необходимо закрепить длительный срок действия договора, например, 100 лет и более, и при этом сделать так, чтобы договор невыгодно было расторгать досрочно.

Для этого в договоре прописывается, что при досрочном расторжении продавец выплачивает управителю премию (реальную сумму сделки — цену акций или доли), за исключением случая, когда доля отчуждалась управителем и за минусом дивидендов (п. 7 ст. 1044 ГК).

И, наконец, в-четвертых, важно закрепить возможность извлекать доход из полученных корпоративных прав. Для этого нужно прописать в договоре, что весь доход от дивидендов либо продажи доли отходит управителю в качестве платы за управление имуществом (ст. 1042 ГК).

В результате получаем отличную схему отчуждения корпоративных прав в обход неудобных норм закона.

Прибыльный директор

Другой распространенный пример: собственники мотивируют директора передачей миноритарной доли в компании, но из расчета показателя ее прибыли. В общем, то, что заработает компания, перепадет директору в качестве оплаты за долю.

Однако оформить это корпоративным соглашением либо простым договором купли-продажи будет некорректно. Ведь не может же директор рассчитываться за приобретаемую долю прибылью, которая принадлежит компании.

Так что подобный договор будет абсолютно «понятийным», а значит, в будущем директора могут, что называется, «кинуть».

Но можно формализовать и такие сложные отношения. Раскроем еще одну эксклюзивную схему приобретения директором доли за показатель прибыли компании. Для ее реализации заключаются два параллельных договора.

Один — это обыкновенный договор купли-продажи корпоративных прав, но с условием об отсрочке платежа и возможностью взаимозачета. А вот второе соглаше-ние — договор в пользу третьего лица о передаче права на использование управленческого ноу-хау.

Он заключается между учредителями компании и директором, но при этом в пользу самой компании.

Суть его состоит в том, что лицензиар (директор) за вознаграждение от учредителей внедряет свое управленческое ноу-хау в деятельность лицензиата (то есть компании) и предоставляет лицензиату исключительное право использовать внедренное управленческое ноу-хау.

Разумеется, управленческое ноу-хау, как один из видов нематериальных активов, никак не пощупаешь. А является ли прибыль компании эффектом от деятельности и коммерческих тайн директора или нет, определить очень сложно.

Тем не менее, лишь управленческое ноу-хау хоть как-то увязывается с показателем будущей прибыли компании.

Причем увязывается таким образом, что учредители якобы платят директору (лицензиару) вознаграждение в размере экономического эффекта для компании от внедрения ноу-хау, а само ноу-хау как бы передается компании как третьему лицу.

Вы спросите, зачем весь этот сыр-бор? Все просто: далее в договоре прописывается положение о взаимозачете обязательств между договором купли-продажи корпоративных прав и договором по ноу-хау.

Таким образом полученная в будущем прибыль компании расценивается как экономический эффект от управленческого ноу-хау, размер эффекта определяет размер вознаграждения, которым и погашается обязательство по договору купли-продажи. Важно при этом четко определить порядок расчета прибыли, а срок отсрочки платежа должен соответствовать периоду внедрения ноу-хау. Если прибыль получается меньше задуманного, то директор платит за оставшуюся часть из своего кармана.

Предметы договоренностей

Как видите, формализировать акционерные соглашения в схемах сложно, и не всегда это выходит. И решить проблему можно не только с помощью договоров, но и определенных действий.

Так, к примеру, после длительной корпоративной войны противоборствующие стороны договариваются о перемирии и разделе бизнеса. В данной ситуации хорошо бы заключить акционерное соглашение, регламентирующее «дорожную карту» такого полюбовного развода.

Однако, с точки зрения юриспруденции, грош цена подобным документам. Но выход есть.

Для этого необходимо выстроить целую систему гарантий для беспрепятственного раздела материальных активов, корпоративных прав, денежных средств и даже контактов с поставщиками и клиентами.

Одна из основных гарантий — пакетное ание на общем собрании акционеров, которое должно дать согласие на отчуждение активов компании. В этом случае другой стороне будет невыгодно оспаривать в суде принятое решение по процедурным моментам (отсутствие кворума, незаконность владения акциями и т.д.

), так как ее интересы также пострадают. Во-вторых, при перераспределении активов не стоит совершать фиктивные сделки по заниженной цене, а лучше отчуждать активы на свои структуры, но по реальной стоимости. Это минимизирует риск признания сделки недействительной.

Затем же оплаченные за активы деньги выводятся более наглым способом, например, через выкуп обществом своих акций либо закупку «мусорных» ценных бумаг или фиктивных услуг. Оспаривать в суде такие сделки потом уже не будет смысла, если они заключались с фирмами-однодневками.

Но зато операции по выводу активов напрямую никак не связаны с операциями по выводу уплаченных за них денег. Так что основную сделку уже не признать фиктивной. Правда, тут стоит детально просчитывать налоговую составляющую.

В-третьих, деньги за выкупаемые активы не стоит перечислять на разделяемую компанию, поскольку они «зависают» как бы между двумя противоборствующими силами и могут быть выведены враждебным менеджментом.

Поэтому на общем собрании следует передать полномочия по зачислению денег двум аффилированным посредникам-представителям (ими могут быть также торговцы ЦБ) по одному от каждой из сторон.

В результате деньги за активы будут поступать лишь на счета представителя и, соответственно, не выйдут за пределы группы компаний сторон. Подобные гарантии обеспечивают паритетную основу, заменяя собой нестабильные «понятийные» договоренности.

МНЕНИЕ.

МАРИЯ ХАРАХАШ. Юрист ЮФ «Магистр и Партнеры»

— В западной практике заключение «акционерных соглашений» является неотъемлемым атрибутом крупной компании. Подобные соглашения интересны по ряду причин. Во-первых, это гибкость положений.

Акционеры предусматривают более выгодные и специфические условия реализации прав собственности и управления компанией, продиктованные спецификой отношений конкретного бизнеса. Во-вторых, это дополнительная защита акционера. Часто предусматриваются дополнительная защита и привилегии для миноритариев по сравнению с законодательными положениями.

В-третьих, это конфиденциальность. И, наконец, в таких соглашениях можно выбрать подсудность. Это особенно интересно, когда акционеры хотят урегулировать споры в иностранном суде.

Однако, в отличие от западной практики, применение акционерных соглашений в Украине спорно, что связано, прежде всего, с наличием достаточно детального и регламентированного законодательного регулирования прав акционеров. Как результат — отсутствие у акционеров возможности урегулировать свои отношения, не вступая в конфликт с законом.

МНЕНИЕ.

ЕЛЕНА КИБЕНКО. Старший консультант ЮФ «Инюрполис», кандидат экономических наук

— Соглашения между акционерными обществами широко распространены за рубежом, постепенно практика их заключения формируется и в Украине. Но проблема состоит в том, что они абсолютно не регулируются отечественным законодательством.

Это не делает их противозаконными, но всегда остается риск, что суд признает, что такие соглашения ущемляют права акционеров, а это повлечет их недействительность.

Чтобы избежать подобных рисков, на практике соглашения между акционерами часто подчиняют действию иностранного права (это возможно лишь в обществах, где есть хотя бы один иностранный участник).

Однако при этом также следует соблюдать осторожность, поскольку и в зарубежном праве не любые соглашения между акционерами признаются действительными. Так, британская судебная практика свидетельствует о том, что незаконными признавались соглашения, предусматривающие выплату акционерам вознаграждения за ание определенным образом, направленное на ограничение полномочий общего собрания по внесению изменений в устав и пр.

Источник: http://www.dsnews.ua/politics/vdart1373

Деловое партнерство начинается… с расставания

Понятийный договор что это

С чего обычно начинается бизнес? Чаще всего (если мы говорим не об индивидуальном предпринимательстве) бизнес стартует с того, что двое-трое-несколько приятелей/друзей/знакомых решают воплотить в жизнь некую идею.

Иногда их больше, чем двое, иногда это коллеги, или подруги, или родственники, или муж с женой, или соседи — ­это не столь важно. Но с того момента, как эти идейные, смелые и деятельные люди решили начать бизнес, мы назовем их основателями, а в дальнейшем — партнерами.

И будем правы, поскольку именно это определение отражает суть их взаимоотношений. Де-юре они могут быть акционерами или участниками, у них могут быть равные доли или один может быть мажоритарным акционером, а другие миноритарными, сути это не меняет.

В любом случае, наши партнеры договорились о том, что они начинают совместный бизнес.

Далее эти партнеры обычно решают для себя следующие задачи:

  • как они будут производить продукт;
  • какова будет его себестоимость;
  • какие им нужны основные средства для производства продукта;
  • кто будет потенциальным клиентом;
  • по какой цене продавать продукт, какой должна быть доходность;
  • кто конкуренты, какой продукт у конкурентов и какова его стоимость;
  • какую задачу клиента решает производство продукта (нужен ли        продукт вообще?);
  • какой будет маркетинговая политика…

и еще массу технических, налоговых и юридических моментов, начиная от формы собственности предприятия и заканчивая цветом стен в офисе. Вопросов миллион!!! И, конечно, если основатели зададут себе правильные вопросы и сумеют на них ответить, их шансы построить правильный бизнес существенно увеличатся.

При этом 99% основателей бизнеса забывают подумать о том, что после успешного старта начнутся будни, полные ситуаций, которые могут требовать вмешательства основателей.

Кто из партнеров за что отвечает в бизнесе? Как идет финансирование? Что будет, если вдруг, на каком-то этапе, бизнес пойдет не так хорошо, как они рассчитывали? Или же видение партнеров на этот бизнес кардинально поменяется со временем и встанет вопрос: идти тем или иным путем? Или же кто-то из партнеров захочет прекратить отношения. Да мало ли, какие могут возникнуть ситуации, в результате которых партнеры должны будут думать: как теперь разойтись?

Хочешь мира – готовься к войне

Всем основателям, которые начинают какой-либо совместный бизнес или проект, я бы настоятельно рекомендовал начинать с конца! Это значит спокойно (пока все еще хорошо, отношения у партнеров замечательные и все являются одной командой, которая рвется «своротить горы») обсудить, что делать в случаях, если:

  • проект потерпел неудачу, и компания не вышла на запланированный уровень в оговоренные сроки;
  • кто-то из партнеров захотел выйти из проекта (по разным причинам);
  • никто из партнеров не хочет больше заниматься совместным бизнесом.

Причем, это важно сделать независимо от того, масштабный ли у вас проект или просто небольшой семейный бизнес! Как в случаях с огромными заводами из моей практики, за которыми стояли большие деньги, и было за что бороться, так и в случае среднего и мелкого бизнеса, реалии одинаковы: какими бы хорошими ни были отношения на старте, со временем могут начаться длительные изнурительные «войны» между вчерашними партнерами. Особенно в случае, если они не договорились заранее о формате расставания. В таких конфликтах партнерам уже сложно услышать друг друга, поскольку прошли годы, люди поменялись, ситуации изменились, и каждый считает себя правым. Конечно, всегда есть риски, что даже после детальных договоренностей можно получить «удар в спину» от партнера, но это уже не наша сегодняшняя тема.

Недавно одна знакомая, которая открывала новый бизнес, спросила меня: что я могу ей посоветовать сделать, чтобы правильно построить отношения с партнером? Они не собирались строить ни системный сетевой бизнес, ни крупную компанию, не претендовали на большую долю рынка.

Они просто открывали небольшой салон красоты.

Я порекомендовал уже сейчас заключить между собой договор, в котором постараться описать цель проекта, сроки ее достижения, обязанности партнеров, какие средства вкладывает каждый из партнеров в проект, как распределяется прибыль, а также варианты, как будут расходиться партнеры в случае, если что-то в их бизнесе пойдет не так. Иногда такие договора называют внутренним, рамочным или понятийным соглашением. Такое соглашение нужно хотя бы для того, чтобы по происшествию нескольких месяцев или лет стороны данного соглашения не забыли, о чем же они договаривались!

В нашем случае партнеры заключили соглашение о том, кто какие работы выполняет по салону, как финансовые поступления от деятельности распределяются между сторонами, а также, что стороны делают, если по каким-то причинам им не захочется продолжать совместный бизнес. Не устану повторять: последнее условие я считаю наиболее существенным! Ведь именно на этом этапе возникает большинство корпоративных конфликтов. Понятийное соглашение дает шанс решить их полюбовно.

В 99% случаев понятийное соглашение — это неофициальный документ, направленный на досудебное разрешение споров. Понятийные правила, и, соответственно, соглашения зародились на постсоветском пространстве в 30-х гг.

прошлого столетия как альтернатива советским «неправильным», с точки зрения людей, не признававших советскую власть, законам.

Несмотря на генетическое родство с уголовным миром, «понятия» представляют собой некую разновидность обычного права, апеллирующего к естественным понятиям справедливости и рациональности.

Обращения в украинские суды по спорам, возникающим между сторонами исключительно на основании понятийного соглашения, редки. Такой практики фактически нет на территории постсоветского пространства, поэтому споры переносят в суд Великобритании.

Английское право позволяет решать споры по документам, подписанным сторонами, однако не имеющим юридической силы с точки зрения гражданского права Украины.

Кроме того, одной из особенностей ведения среднего и крупного бизнеса в нашей стране является активное использование офшоров либо других юрисдикций для регистрации бизнеса, что, опять-таки, в случае конфликта означает дорогу в Лондонский суд.

Если же вы хотите придать понятийному соглашению юридическую силу в Украине — заключите его по всем правилам Гражданского Кодекса.

И тогда такое соглашение сможет защитить вас в украинском суде если ситуация дойдет до стадии, когда переговоры между сторонами не достаточны для разрешения накопившихся противоречий.

Для этого договор должен содержать набор условий: условия о предмете договора, условия, определенные законом как существенные или необходимые для договоров данного вида, а также все те условия, относительно которых по заявлению хотя бы одной из сторон должно быть достигнуто соглашение (статья 638 ГК Украины).

Понятийное соглашение заключается обычно в простой письменной форме, по одному экземпляру для каждой из сторон. И хранится там, где это удобно: кто-то хранит в сейфе, кто-то в файле рядом с другими договорами. Кстати, в случае с салоном красоты, соглашение пригодилось.

Я, встретив знакомую, поинтересовался, как идет их бизнес. Она рассказала, что партнеры решили прекратить совместный проект, и именно моя знакомая была инициатором этого.

Оказалось, что соглашение помогло им спокойно без претензий разойтись и при этом еще и остаться в хороших дружеских отношениях.

Многим бизнесменам трудно держать фокус на всех без исключения договоренностях, особенно если направлений много, и прошли годы с тех пор, как стороны о чем-то договорились. В этих случаях соглашение поможет им «напомнить» детали договоренностей. В моей практике понятийное соглашение десятки раз спасало ситуацию, не доводя дело до суда. Считаю, в этом, в первую очередь, и есть его сила.

Источник: https://blog.liga.net/user/igrantsev/article/28874

Вс разобрался в

Понятийный договор что это

Верховный судРФ 17 апреля почти семь часов рассматривал жалобу экс-судьи 10-го Арбитражного апелляционного суда Сергея Мальцева, который просил вернуть ему мантию. В январе Высшая квалифколлегия судей лишила его полномочий, посчитав, что, будучи судьей, он фактически управлял нефтяной компанией.

На нынешнем заседании в ВС выступила свидетель по этому делу Оксана Ковтун, в прошлом номинальный владелец, а затем гендиректор ООО «Литера». Именно она подала жалобу в ВККС, на основании которой Мальцев потерял должность. Ковтун рассказала, что была подчиненной судьи в компании «Литера», где он был реальным хозяином.

С Мальцевым у нее имелся “понятийный договор”, поскольку по документам учредителем организации выступал отец судьи Виктор Мальцев. Его, заявила Ковтун, она видела один раз, и никакого участия в деятельности предприятия Мальцев-старший не принимал. Все ключевые управленческие решения производил его сын Сергей Мальцев.

Судья, заявляет Ковтун, ежеквартально получал от 3 до 5 млн руб., которые она выдавала ему наличными.  

После того как Мальцев уволил Ковтун в августе 2016 года, он, по ее словам, начал угрожать ей уголовным преследованием за растрату, требуя деньги, которые она якобы задолжала компании, и документы. В подтверждение серьезности своих намерений Мальцев, заявляет Ковтун, прислал ей по электронной почте проект жалобы на нее в правоохранительные органы.

Вскоре Ковтун начали поступать звонки из Санкт-Петербурга. Она отнеслась к этим угрозам серьезно, поскольку сестра Мальцева работает прокурором в Петербурге, а его тесть Александр Безнасюк был главой Московского окружного военного суда.

В качестве доказательств Ковтун представила аудиозаписи телефонных переговоров, переписку в WatsАpp и по электронной почте.

На прошлом заседании судьи прослушали аудиозаписи. На них мужчина, чей голос похож на голос Мальцева, на повышенных тонах общается с женщиной, чей голос похож на голос Ковтун. Собеседники обращаются друг к другу «Ксюха» и «Сережа». 

Мальцев по-прежнему настаивал на том, что представители ВККС ни разу с ним не беседовали, чтобы убедиться, что голос на записи принадлежит ему. Он снова отметил, что коллегия в своем заключении не дала никакой оценки и представленной переписке.

Судья подтвердил свое ходатайство о фальсификации доказательств, требуя провести фоноскопическую, лингвистическую и судебную экспертизы представленных переговоров и переписки. В этом его поддержал адвокат Владимир Рудовский, который представлял интересы Мальцева на нынешнем заседании. Он также настойчиво пытался выяснить у Ковтун, какие права по отношению к ней были нарушены.

– Человек мне угрожает уголовными заявлениями, унижает словесно, оскорбляет, – едва сдерживая эмоции, говорила Ковтун. – Это повлияло на мое здоровье, я очень сильно похудела, пришлось обратиться за психологической помощью. 

Такой ответ адвоката, видимо, не удовлетворил, и он заявил, что Ковтун вообще верить нельзя, поскольку у нее, возможно, было психологическое расстройство, а значит, телефонные переговоры с Мальцевым могут являться лишь “плодом ее буйных фантазий”. Какие именно ее права были нарушены, Ковтун, считает Рудовский, пояснить не смогла, а следовательно, представленные аудиозаписи получены незаконным способом.

– Ваша честь, вы сейчас выносите историческое решение, – заметил адвокат. – Потому что получается, что любой человек может записывать свои разговоры с судьями, а потом подавать на них заявления о лишении полномочий. Тем более, – оговорился Рудовский, – факт того, что на записи голос Мальцева, не доказан. 

Судьи продолжили слушать аудиозаписи переговоров “Ксюхи” и “Сережи”, в которых мужчина все так же настойчиво переживал по поводу своих денег и настоятельно требовал у своей собеседницы связаться с Минтрансом, у которого большая “дебиторка”.

“Ксюха”, в свою очередь, пыталась объяснить, что “она уже никто” в его компании.

Однако “Сережа” не унимался и в одном из диалогов заявил, что если “хвосты не будут закрыты, то действия “Ксюхи” тянут на статью УК и ей придется тренироваться для объяснений полиции”.

Ковтун подтвердила, что переговоры ведут она и судья Мальцев. Разговоры она записывала на второй мобильный телефон, а затем заливала аудиофайлы в ноутбук. 

Мальцев заявил, что подобных разговоров с Ковтун не вел. Судья не отрицал, что знал ее давно как жену своего университетского приятеля и в свое время порекомендовал Ковтун своему отцу для работы в “Литере”.

При этом он еще раз уточнил, что общался со свидетельницей после ее увольнения исключительно по просьбе отца, который был недоволен работой Ковтун и собирался подать на нее в суд за растрату.

Потому Мальцев просил вызвать в качестве свидетеля своего отца.

Однако суд ни это ходатайство, ни требование провести экспертизу не удовлетворил. Отказал ВС Мальцеву после часового совещания и в возврате мантии.

Источник: https://legal.report/vs-razobralsya-v-ponyatijnom-dogovore-s-sudej/

Понятийный договор образец – Юридический ликбез

Понятийный договор что это

Под договором о намерениях в российском правовом поле часто подразумевается предварительный договор.

Таковой документ может подтверждать наличие воли сторон заключить основной договор и предусматривать ответственность за несоблюдение такового намерения.

Рассмотрим, что такое договор о намерениях, чем он отличается от письма, протокола и соглашения о намерениях, а также как его составить.

1. Договор о намерениях и его отличия от соглашения, письма и протокола 2. Как составить договор о намерении, образец 3. Отдельные нюансы заключения договора о намерении

Договор о намерениях и его отличия от соглашения, письма и протокола

Понятие договора о намерениях является целиком и полностью тождественным предварительному договору. Правовое регулирование такового вопроса с точки зрения российского законодательства обеспечивается положениями ст.

429 ГК РФ. В частности, статья устанавливает основные права и обязанности сторон, участвующих в заключении предварительного договора, порядок реализации такового документа и его юридическую значимость.

Так, за отказ в заключении основного договора могут предусматриваться санкции, обозначенные в тексте предварительного договора, либо может быть направлен иск в суд с требованием принуждения к заключению основного договора.

Также, в деловой практике существуют и другие схожие документы, к которым относятся письма, протоколы и соглашения о намерении.

Главное их отличие от договора о намерении заключается в том, что таковые документы могут устанавливать желание сторон заключить в будущем определенный договор, условия такового договора и последующего сотрудничества, однако, при этом, эти документы не имеют принудительной юридической силы.

Соответственно, привлечь к ответственности лицо за отказ от заключения основного договора можно исключительно на основании договора о намерениях, а не письма, протокола или соглашения.

В то же самое время, соглашения, письма и протоколы являются официальными деловыми документами и могут использоваться при судебных разбирательствах, например – для подтверждения и уточнения факта существования определенных договоренностей и иных нюансов. Но обязательной принуждающей юридической силой они не обладают.

Установленных форм для всех видов подобной предварительной документации не предусмотрено. Однако договор в любом случае должен иметь в себе определенные информационные моменты, в то время как соглашения, письма и протоколы могут составляться в абсолютно свободной форме.

Как составить договор о намерении, образец

Скачать образец договора о намерениях.

Составление договора о намерении заключить основной договор по большей части не регламентировано. В частности, как и для большинства других договоров, законодательно нет установленной обязательной формы.

В то же самое время, к предварительным договорам применяется ряд обязательных требований – как касающихся заключения договоров в целом, так и характерных исключительно для предварительных отношений. В целом, договор о намерении должен содержать следующие пункты:

  • Установочные данные сторон. К ним относятся ФИО физических лиц, либо наименование юридического лица вместе с фамилией и инициалами подписывающего его должностного лица.
  • Краткое описание будущего договора, который будет заключаться сторонами впоследствии. При этом должно быть четко указано, какого типа будет таковой договор, касательно какого характера сделки он будет заключаться, а также ряд иных нюансов. Нечеткая формулировка может привести к признанию договора ничтожным либо к последующим спорным ситуациям.
  • Сроки, необходимые для подписания основного договора. Этот пункт не является обязательным – если сроки заключения основного договора не указаны, считается что они составляют не более года с момента заключения предварительного документа.
  • Ответственность сторон и обеспечение договора. В тексте договора о намерении могут рассматриваться условия, при которых стороны рискуют быть привлечены к ответственности друг перед другом, характер таковой ответственности, обязанность выплаты неустоек или компенсаций. Кроме этого предварительный договор может подразумевать внесение авансового платежа или какого-либо иного обеспечения.
  • Подписи сторон и печати, если договор заключается с участием юридических лиц.

Важный факт

Предварительные договора заключаются в обязательном порядке в той форме, в каковой будет заключаться и основной договор.

То есть если предварительный договор оформлен в простой письменной форме, то нотариальное заверение основного договора будет считаться недопустимым.

Аналогичные требования применяются и в обратной ситуации.

Отдельные нюансы заключения договора о намерении

Чтобы договор имел юридическую силу, в его тексте в обязательном порядке должно быть прямое указание обязательств сторон заключить впоследствии основной договор.

Если заключение последующего договора не предусмотрено, а в тексте будут лишь формулировки относительно обязанности или намерения начать ведение совместной деятельности, произвести закупку, без упоминания непосредственно заключения договора – таковой документ может быть признан не имеющим юридической силы.

Спорной ситуацией является и заключение договора о намерении, касающегося будущих сделок с недвижимостью. Действующее законодательство предусматривает обязательную регистрацию сделок с недвижимым имуществом в Росреестре. Однако в регистрации предварительного договора сотрудники такового органа отказывают.

Обоснование такового отказа заключается в том, что регистрации подлежат сделки с недвижимостью, которые касаются непосредственного приобретения или отчуждения права собственности на неё. Соответственно, регистрации в Росреестре должен подлежать лишь основной договор в таковой ситуации.

В целом, нарушение условий договора о намерении является основанием для подачи искового заявления в суд. При этом суд может постановить принудительно заключить основной договор. Решение суда по таковому вопросу может включать и конкретные формулировки договора, подлежащего заключению между сторонами.

(318 голос., 4,51

Источник: https://pravolikbez.com/ponyatiynyy-dogovor-obrazets/

Понятийное соглашение что это?

Понятийный договор что это

Читаю: Мы, такие сякие, подписывая настоящий Договор в соответствии с законами РФ (Ёп! Уже хорошо. ), полностью понимаем и осознаём следующее.

Далее подробным образом описывается, как мы будем уходить от налогов (минимизация налогооблагаемой базы), как будем делить прибыль (черную, белую), определение точки безубыточности проекта, их право на капитализацию прибыли внутри моей компании, какая ответственность (очень подробно, аж мурашки по спине!), будет за воровство(крысятничество) в любой форме, разглашение коммерческой тайны, за некомпетентные приказы и распряжения повлекшие необоснованные затраты, представление контрагентов, взаимоотношения с которыми, привело к убыткам, что такое Учет-1 и Учет-2, что будем делать, если кто нибудь из нас, покинет это мир естественным способом, что если, «иным» путём, окажется частично недееспобным (тяж. болезнь, тюрьма).

Дело было три года назад. Звонит мне мой бывший зам., уволенный еще лет пять назад. Говорит, тема интересная есть, можно к тебе подъедут завтра двое, расскажут поподробней. -Ну что-ж, развитию мы всегда рады, пусть приезжают. Действительно, на следующий день, заходят эти двое.

Характерные затылки, подбородки и соответствующий диалект. Знакомимся, начинают раскрывать «тему».

Хотят построить в городе Губернске, торгово-развлекательный комплекс, на десять тысяч «квадратов», но их «прокладки» в тендере не «катят», им нужна белая и пушистая контора с хорошей историей, ну и доброе имя руководителя.

Понятийное право

Должно ли государственное правосудие бороться с понятийным правом, учитывать его или вобрать в себя наиболее важные его элементы? Или, может быть, понятийное право должно получить формальное признание и дальнейшее развитие, раз уж люди продолжают решать вопросы, руководствуясь «понятиями»?Когда обычное право упорядочивается с помощью систематизации прецедентов, роль судей профессионализируется, и такое право признается государством, возникает то, что известно как общее право, common law. Оно обходится без кодексов и отводит тексту закона подчиненную роль по сравнению с решениями судьи. Из-за гибкости и возможности учитывать действительные условия хозяйственной деятельности оно стало чрезвычайно востребованным: благодаря глобальной сети офшорных юрисдикций Англия превратила судебные услуги в одну из основных статей экспорта. Инкорпорируясь на BVI или Кайманах, бизнесмены пишут акционерные соглашения («понятийки») из расчета, что «разводить» их будет Лондонский суд. Одна из причин массовой перерегистрации российского бизнеса через офшоры в 2000-е была в том, что российские суды не принимали акционерные соглашения, написанные в свободной форме (т. е. по «понятиям»), равно как и в том, что конфликты акционеров часто решались с помощью уголовных дел. В результате внесения поправок в ряд законов в 2008-2009 гг. акционерные соглашения были признаны в российской правовой системе, но это были весьма ограниченные меры, которые пока не привели к существенному изменению практики регулирования. Сталкиваясь с международной конкуренцией, российская арбитражная система будет вынуждена все дальше уходить от традиционного советского легализма в сторону учета действительных правовых установок участников рынка.

В явном виде правовой плюрализм установился в России в 1990-е гг. в связи с распространением так называемых «понятий» в качестве инструмента регулирования гражданских споров и имущественных отношений в рыночном секторе. Тот факт, что «понятия» ассоциируются с тюремной субкультурой, отражает специфику советской истории, а никак не черту, присущую этому правовому порядку как таковому.

Действительно, понятия развивались в уголовной среде 1930-х гг., отрицавшей советский строй, его законы, трудовую повинность, и представляли собой независимый от государства способ регулирования отношений. Если есть сообщество, которое не признает государственный строй, то наиболее последовательным выражением этого непризнания, своего рода «суверенитета», становится саморегулирование, т. е.

автономный от государства правовой порядок.

Он должен включать в себя некоторую совокупность норм, которым обязаны подчиняться члены сообщества; способы решения споров через установление фактов в терминах этого правового порядка; авторитетных судей, чья роль состоит в толковании понятий и их применении к конкретным ситуациям; людей, ответственных за исполнение приговоров; а также механизмы уточнения и изменения норм.

Система понятий и институт толкователей, известный как воры в законе, сложились в ГУЛАГе прежде всего как механизм коллективного выживания для тех, кто отрицал советскую систему.

И если социалистическая законность, равно как и вся работа пенитенциарной системы, основывалась на писаных законах и документах, то понятийное право было устным и держалось на навыках живого толкования, дававшего безусловное преимущество сообществу блатных и его элите при разрешении споров.

Читать еще —>  Ветеран труда и инвалидность

Понятия и договоры в бизнесе

Если задать вопрос, что первичней в деловых отношениях понятийная договоренность или договор, то ответ будет тривиальным. Конечно, без договоренности не будет и договора и безусловно она первична, но у неё есть строго ограниченный срок давности.

Определяется этот срок внешними условиями, воздействующими на договорившихся и их внутренними ощущениями. Именно поэтому, любая договоренность в бизнесе оценивается прежде всего финансово и любой односторонний отказ от выполнения договоренности имеет свою цену.

Как только эта цена будет ниже расчетной прибыли, договоренность понятийно аннулируется. Другое дело, что очень непросто оценить затраты от потери репутации и благонадежности и в этом часто ошибаются, оценивая только краткосрочную перспективу.

Именно поэтому, пока не наступили внешние обстоятельства, необходимо заключать договор, подписав документ: соглашение, расписку, оферту и т.д.

С бизнесом все просто, а вот как поступить, если к бизнесу подмешиваются дружеские отношения? Да все тоже самое! К примеру ваш друг или родственник просит у вас взаймы ощутимую сумму. Можно конечно дать и забыть, как это делают многие, но тогда это субсидия, а речь идёт о согласованном, беспроцентном кредите.

Если подразумевать, что это возвратный кредит, то обязательно надо обговорить срок его возврата, зафиксировать его письменно и оформить расписку иначе наступят обстоятельства, при которых стоимость кредита будет выше чем стоимость его невозврата и деньги не вернуться.

(Ничего личного, только бизнес! Любой кредит стоит столько, сколько стоит его не платить)

Поскольку в большинстве случаев «понятийное» соглашение содержит положения, которые могут нарушать законодательство, то оно не имеет юридической силы в силу своей ничтожности.

В связи с этим понятийное соглашение имеет строгую конфиденциальность и должно храниться сторонами в надежном месте отдельно от остальных бухгалтерских или иных документов по сделке, поскольку является ключом к схеме и условиям сделки.

Вероятность использования его в суде в качестве доказательства истинной воли и намерений сторон также стремится к нулю по указанным выше причинам.

Читать еще —>  Регистрация прав авторских на книгу

Подготовкой такого соглашения могут заниматься юристы с участием финансиста, бухгалтера, который проверяет соглашение на предмет правильности отражения в нем схемы, порядка, формы и гарантий по оплате. Соглашение в обязательном порядке должно быть изучено лицом, ответственным за организацию сделки, и теми лицами, которые будут подписывать это соглашение.

Концепции прав собственности

«Расставание [с партнерами] происходит по-разному, в зависимости от содержания бизнеса. Если бы это был объект недвижимости, то можно было просто взять управление на себя.

Источник: http://vladasalon.ru/ponyatiynoe-soglashenie-chto-eto/

ГосЗащита
Добавить комментарий